Немецкие коммерсанты в Омском Прииртышье в начале XX века

История хозяйственной деятельности немцев в Сибири в начале XX в. в последнее время активно разрабатывается в литературе. Однако по преимуществу рассматриваются вопросы немецкой аграрной колонизации края. Вклад немцев в развитие промышленности, торговли, кредита остается пока вне поля зрения исследователей. Отчасти это объясняется скудостью, а главное фрагментарностью источников. Известной компенсацией этого недостатка могут служить, во-первых, делопроизводство Войскового хозяйственного правления Сибирского казачьего войска, во-вторых, банковская документация, в-третьих, списки промышленников и торговцев, деятелей кредитных учреждений, наконец, в-четвертых, списки членов важнейших общественных организаций, прежде всего прямо связанных с экономикой. Использование названных источников позволяет историку не ограничиваться описанием предпринимательства немцев, а заняться анализом его характера, размеров, организации, стоить более или менее объективные предположения об удельном весе немецкого бизнеса в той или иной отрасли экономики края.

К первой группе источников относятся документы казачьего войскового хозяйственного правления. Прежде всего это списки арендаторов войсковых земель, позволяющие определить удельный вес немцев, их роль в развитии сельскохозяйственного предпринимательства в крае. Большой интерес представляют и акты обследования арендных участков немецких колонистов, освещающие отраслевую структуру их хозяйств 1 .

Вторая группа – это клиентские списки омского отделения Государственного банка2 , ведомости о лицах, имеющих специальные текущие счеты и об остатках ссуд омского отделения Волжско-Камского банка3 , а также опубликованные отчеты Омского городского общественного банка и Омского общества взаимного кредита. Они позволяют судить о количестве предпринимателей немцев в Омском Прииртышье, характере их занятий, размерах и условиях кредитования. Документы Омского общества взаимного кредита свидетельствуют также об участии немцев в организации и управлении этим кредитным учреждением.

Весьма обстоятельные списки омских промышленников и торговцев, включая, разумеется и немцев, содержат известные справочники “Весь Омск”. Указывая адрес заведения, характер хозяйственной деятельности того или иного предпринимателя, они, однако, не дают весьма важных сведений об оборотах, прибыли, количестве наемных работников, организации дела. Подобную информацию можно найти лишь в фонде Омской казенной палаты4 , но она относится к 1915 – 1916 годам и может быть использована для характеристики предпринимательской деятельности немцев довоенной поры с известными оговорками. К справочным материалам отраслевого характера, освещающим деятельность немецких торговцев относятся ресконтро покупателей омских отделений известных московских мануфактурных фирм, прежде всего “Товарищества Никольской мануфактуры Саввы Морозова Сын и Ко”5 .

Важным источником к выяснению численности коммерческих служащих немцев – этого весьма значимого для организации предпринимательства слоя – являются данные местного Статистического комитета за 1912 – 1913 годы, публиковавшиеся в “Памятных книжках Акмолинской области”.

Списки членов различных омских общественных организаций, прежде всего, Омского биржевого общества (опубликованы в “Отчетах” Омского биржевого комитета) и Омского отдела Московского общества сельского хозяйства6  позволяют определить степень общественной активности коммерсантов немцев.

...В первые годы XX столетия, после постройки транссибирской железной дороги, Сибирь, в том числе Прииртышский край, привлекли внимание предпринимателей Западной Европы и США. Не была исключением в этом отношении и Германия. В начале 1900-х годов на немецком языке публикуется изложение-комментарий А. Глейнера к книге путевых заметок известного американского журналиста Д. Фразера, совершившего путешествие по Сибирской железной дороге7 . Работа А. Глейнера, видимо, вызвала интерес – и вскоре в переводе на немецкий была издана и книга самого Д. Фразера. Несколько ранее увидела свет обстоятельная монография Г. фон Шульце-Геверница “Очерки общественного хозяйства и экономической политики России” (русский перевод – Спб., 1901), отдельные сюжеты которой посвящались Сибири. Автор, в частности, ссылаясь на перепечатку в“Handel und Gewerbe” от 11 февраля 1899 г. заметки “одной русской газеты”, сообщал: “киргизы по Иртышу употребляют немецкие плуги”8 . Германия становится одним из основных импортеров сибирского масла, поставляя, в свою очередь, на местный рынок промышленную продукцию, в частности, двигатели промышленного назначения, оборудование для пивоварения, типографий и др. В Сибири развертывают операции филиалы германских фирм, появляются консульства Германии.

Активно участвовали в хозяйственной жизни края и российские немцы. Это крупные сельские хозяева и крестьяне, коммерсанты, выступавшие как в качестве самостоятельных предпринимателей, комиссионеров, так и доверенных лиц, управляющих омских отделений иностранных и российских фирм, наконец, коммерческие служащие.

Сельские хозяева немцы составляли весьма заметную группу землевладельцев Омского уезда. По данным 1905 г., то есть в самом начале массовой немецкой аграрной колонизации Прииртышья, из 42 за-арендованных на длительные сроки участков казачьих земель 9 участков (или 21,4%), взяли сельские хозяева немцы9 . А в 1912 г. из 115 крупных владений, названных в “Памятной книжке Акмолинской области” на 1912 г., немцам принадлежали 53 (или 46,0%)10 . Сельскохозяйственное предпринимательство в Омском уезде, первоначально становясь как смешанное – земледельческо-животноводческое, в экономиях, расположенных поблизости от железной дороги и Иртыша, со временем приобретало все более выраженный зерноводческий профиль11 .

Торгово-промышленная деятельность сельских хозяев была непосредственно связана с сельскохозяйственным производством. Они держали мельницы, сепараторы, маслобойки, работавшие частью на рынок, частью на заказ и внутрихозяйственное потребление. Из 71, отмеченной названной “Памятной книжкой” паровой мельницы Омского уезда, 23 принадлежали немцам, в том числе 5 – крупным землевладельцам – П. И. Изааку, И. Ф. Матису, Я. И. Репенингу, Х. Я. Шарфу и Г. Ф. Янцену12 . Одним из винокуренных заводов Омского Прииртышья (Тюкалинский округ, хутор Марфушин) владел колонист А. И. Фишер13 .

В структуре предприятий немецких колонистов на долю промышленного капитала могла приходиться солидная доля общих капиталовложений. По данным обследования арендного хозяйства братьев Г. и Я. И. Шварц из общей стоимости построек (без учета сооружений для водоснабжения), мертвого и живого инвентаря в 55,0 тыс. руб. – 20,0 тыс. руб. (36,3%) приходилось на мельницу, маслобойку и машинное отделение к ним (без стоимости паровой машины), а доля оплаты труда наемных работников, обслуживавших эти мощности составила в 1902 г. 42,3%. от общей массы, выплаченного наемным работникам жалования14 . Обращает на себя внимание неожиданно незначительная степень товарности мельницы братьев Шварц. Из 70 тыс. пуд. смолотого здесь зерна только 20 тыс. пуд. (28,6%) были своими (остальное мололось на заказ из привозного зерна), и только 40% полученной из собственного зерна муки было продано. В действительности, вероятно, источник – описание хозяйства представителем администрации Сибирского казачьего войска – дает заниженный показатель, не учитывая возможных натуральных расчетов мукой с наемными рабочими и служащими. Расчеты натурой составляли в хозяйстве братьев Шварц в 1902 г. 852 руб. (или 29,5%) от общей массы жалования. Товарность маслобойки была, видимо, стопроцентной. За 4 месяца года она дала 3 тыс. пуд. масла главным образом из привозных семян. Своих семян было обработано 250 пудов – и, видимо, все оно было продано15 .

Крупные размеры сельскохозяйственного производства предполагали и оптовый характер продаж произведенной продукции, и постоянную потребность в кредите для пополнения оборотных средств. Об организации сельскими хозяевами немцами сбыта известно немногое. Ф. Ф. Штумпф отправлял необработанную овчину на в Москву, а после выделки ее там продавал на месте в имении16 . Упомянутые братья Шварц продавали растительное масло в Петропавловск, Омск, Исиль-Куль, сливочное масло – в Исиль-Куль, в контору Майера17 . Хлеб, видимо, сбывался в том числе через биржу. Братья состояли членами Омского биржевого общества (1912 г.)18 . Членами биржи в разные годы были также А. Ф. Гехтер, Ф. Ф. Штумпф и сельский хозяин из Тюкалинского уезда Р. Г. Шпехт19 . По данным 1913 г. хлебные операции на бирже среди других предпринимателей немцев вели тот же А. Ф. Гехтер и И. П. Изаак. Возможно, что сельских хозяев представляли также А. П. Дик, Ф. П. Матис20 .

Незначительное число сельских хозяев немцев на бирже отнюдь не ставит под сомнение высокотоварный характер их предприятий и объясняется рядом причин. Это и возможность выбора разовых входных билетов на биржу, и близость части хозяйств к станциям железной дороги западнее Омска, что давало возможность продавать и отгружать хлеб “напрямую”, без биржевого посредничества, и свойственное многим предпринимателям, особенно сельчанам, недоверие к бирже, и, наконец, тяготение сельских хозяев к Справочно-комиссионному бюро Омского отдела Московского общества сельского хозяйства, взявшего на себя торговое посредничество на более выгодных для сельских товаропроизводителей условиях21 .

Более тесной была связь сельских хозяев немцев с кредитными учреждениями Омска. В Государственном банке в разные годы (1906 – 1917) кредитовались И. Ф. Матис (как сельский хозяин и торговец хлебом), братья Шварц (как “хлебопашцы”), Р. Г. Шпехт (как владелец сыроваренного завода), под залог зерна здесь пользовались кредитом также И. И. Гейнрихс (с 1910 по 1915 годы он взял 6 ссуд от 3 до 18,3 тыс. руб.), Л. И. Реппенинг (в 1915 г. кредит составлял 5,2 тыс. руб.), В. И. Вегнер, П. Г. Дрейлинг, М. А. Дедерер, П. Л. Регер, Л. Л. Петерс, В. П. Янцен (последние трое брали ссуды, не превышавшие 1 тыс. руб.)22 . В Волжско-Камском банке в разные годы (1905 – 1915) кредитовалось 12 предпринимателей с “немецкими” фамилиями. Из 6 заемщиков, характер залога которых известен, только у одного долг обеспечивался ценными бумагами, остальные брали ссуды под товары и товарные документы: под свинину – 1, под шерсть – 1, под зерно – 3 (характер обеспечения ссуд у других заемщиков не выяснен), что указывает на их связь с сельским хозяйством23 .

Видимо значительным было число сельских хозяев немцев среди клиентуры Омского городского общественного банка. В “Сведениях о роде занятий клиентов банка”, публиковавшихся в ежегодных отчетах, этого кредитного учреждения крупные сельские хозяева указывались отдельной строкой: в 1913 г. – 19, в 1914 г. – 7, однако основная масса сельских хозяев “пряталась” в строке “домовладельцы” – соответственно 1078 и 828 чел.24 

В 1910 г. в Омске было учреждено Омское общество взаимного кредита. В его составе, по данным 1913 г., насчитывалось 542 сельских хозяина (от общего числа членов 875 чел. – 61,9%). Немцев среди них было довольно много, о чем свидетельствует состав общего отчетного собрания Общества за 1912 г.25 

Собственно торговой, отделенной от сельскохозяйственного производства, деятельностью занимался также достаточно широкий круг предпринимателей немцев. По данным справочника-указателя “Весь Омск”, “Адресной книги г. Омска”, “Сибирского торгово-промышленного календаря” (все издания на 1911 г.) в городе насчитывалось 12 крупных, известных в Омске предпринимателей, торговавших сельскохозяйственными машинами, оборудованием для маслозаводов, двигателями и т. п. (Т. А. Вентин, П. И. Винс, Ю. А. Геннинг, К. К. Майер, И. В. Мартенс, О. Г. Нольте, Г. Я. Райзер, Ф. Ф. Поль, А. Ф. Таде, Р. Э. Фидлер, В. Штейнгрубе, Я. И. Эннс). Из них 5 человек, кроме того, закупали масло, двое держали агентские конторы, один владел технической конторой и электростанцией. Еще трое (Г. Мюнх, А. И. Нерагер, П. П. Ритцау) занимались исключительно маслом. Один (Э. Е. Майзнер) торговал хлебом. Позднее – накануне войны – среди биржевых хлебных торговцев значились также П. И. Беккер, А. П. Дик, М. М. Кайлер26 .

Часть крупных торговцев вела дело в Омском уезде: братья Мартенс в пос. Ольгинском при ст. Москаленки Сибирской железной дороги (склад земледельческих машин и орудий), И. Я. Гейде (Рейде ?) – там же (склад сельскохозяйственных машин американской “Международной компании” и закупки хлеба), Т-во Гиберт и Дирксен на ст. Исиль-Куль – той же дороги (мануфактура, галантерея, бакалея) и др.27 

Обращает на себя внимание исключительно высокий процент предпринимателей немцев среди продавцов сельскохозяйственных машин (в Омске по разным данным от пятой части до трети всех торговцев), экспортеров масла (одна пятая всех торговцев)28 .

Значительную группу немецких торговцев составляли продавцы мануфактурных товаров. В Омске с ними оперировали П. И. Винс, И. И. Бретман, Я. И. Бретман, в Исиль-Куле – Г. К. Гиберт, К. И. Тевс, в Марьяновке – Н. Ф. Дик, Я. Ф. Дик, И. Д. Гейер, на ст.Москаленки – К. Я. Классен и Гардер, Я. И. Янцен, на ст.. Называевская – М. И. Демгольц, в Омском уезде без указания поселка – И. Н. Эзау. И. И. Бретман являлся одним из крупнейших клиентов омского склада “Товарищества Никольской мануфактуры Саввы Морозова Сын и К°”. Его обороты с москвичами в 1908 – 1914 годах колебались от 6,7 до 12,5 тыс. руб., составляя в среднем 8,8 тыс. руб. в год – это четвертый среднегодовой показатель среди всех омских покупателей склада за указанный период после известнейших в Прииртышье фирм М. А. Шаниной (47,2 тыс.), Администрации Бр. Овсянниковых и Ганшина (29,9 тыс. руб.), Бр. Волковых (16,2 тыс. руб.). Меньшие нежели у И. И. Бретмана обороты с “Никольской мануфактурой” имели 70 омских торговцев29 .

Значительными в сравнении с оборотами торговцев станций Сибирской железной дороги с той же московской фирмой были обороты Г. К. Гиберта и К. И. Тевса. У первого в 1911 – 1914 гг. среднегодовой показатель составил 2,1 тыс., у второго в 1907 – 1911 годах – 3,0 тыс. руб. Из 28 торговцев на западном участке дороги, обороты которых с “Никольской мануфактурой” за 1907 – 1914 годах известны, больше, чем К. И. Тевс закупали “морозовского” товара только известные купеческие фирмы – Т-во Мариупольский М. Я. с С-ми (ст. Чаны) и Т-во бр. Ципес и Шпикельман (ст. Татарская); обороты большие, чем у Г. К. Гиберта имели 6 торговцев30 .

К сожалению, невозможно сколько-нибудь полно представить связи крупных торговцев немцев с кредитными учреждениями. Это объясняется, прежде всего, плохой сохранностью документации последних. До нас не дошли клиентские списки омских отделений Сибирского торгового, Русско-Азиатского, Русского для внешней торговли банков, документация всех кредитных учреждений Омска по операции с аккредитивами – важнейшей операции для комиссионеров и особенно доверенных лиц приезжих фирм, заметной группой среди которых являлись немцы. Известно лишь, что один из торговцев-оптовиков Г. Ф. Белль вместе с К. К. Гартвигом имел специальный текущий счет в омском отделении Волжско-Камского банка. Их долг в 1912 – 1913 годах на 1 января был незначительным – соответственно 0,5 тыс. и 3,0 тыс. руб.31  С 1915 г. Г. Ф. Белль и К. К. Гартвиг кредитовались раздельно, причем долг первого составлял 15,2 тыс. руб. Наиболее крупными и постоянными клиентами Волжско-Камского банка среди предпринимателей немцев, судя по остаткам ссуд в конце операционного года, были М. Ф. Наам (его сословно-социальный статус выяснить не удалось) – средний размер долга по специальному текущему счету 10,2 тыс. руб. ежегодно при обеспечении пшеницей разных сортов; М. М. Кайлер – 8,5 тыс. руб. при том же обеспечении; братья Бретман – 6,9 тыс. руб.32 .

Мелкие предприниматели оперировали в основном с товарами широкого повседневного спроса и в сфере обслуживания. По данным справочников “Весь Омск”, “Адресная книга г. Омска”, “Сибирский торгово-промышленный календарь” (все издания на 1911 г.), 30 хозяев немцев владели 34 предприятиями, которые с большей или меньшей вероятностью можно отнести к “мелким”, в том числе 11 постоялыми дворами и номерами (32,3% от общего числа мелких предприятий, принадлежавших немцам), 8 колбасными заведениями (23,5%), 5 бакалейными лавками (14,7%)33 . Эти проценты, характеризующие отраслевую структуру торгового промысла мелких предпринимателей немцев, значительно превышают соответствующие общеомские показатели. Доля постоялых дворов и номеров в общей массе предприятий мелкого торгового промысла в городе, по данным справочника “Весь Омск” (1911 г.), составляла 4,0%, доля колбасных заведений – 1,5%, доля бакалейных лавок – 8,9%34 . При этом удельный вес немцев в двух отраслях мелкого предпринимательства был довольно значителен: среди владельцев номеров и постоялых дворов он составлял 20,8%, в общем числе колбасных заведений – 40%35 .

В развитии омской фабрично-заводской промышленности предприниматели немцы участия практически не принимали. К числу владельцев предприятий фабрично-заводского типа принадлежали Г. Г. Шульц (типография и переплетная мастерская), Д. А. Гардер (паровая полуавтоматическая мельница), Ф. Ф. Поль (электротехническая мастерская и электростанция), Г. З. Шпрингбах (пивоваренный завод, сдававшийся в аренду И. И. Лукомскому)36 .

Начавшаяся мировая война отрицательно сказалась на немецком предпринимательстве. Судя по данным податной инспекции, в Омске и Омском уезде действовали 38 предприятий, принадлежавших хозяевам немцам. Из них 12 размещались в городе и 26 – в сельской местности37 .

Исходя из величины оборотов, к “крупным” заведениям (оборот 30 тыс. руб. и более) условно можно отнести 2 хлебных амбара, 2 из 3-х паровые мельницы, 1 бакалейную лавку, 2 склада сельскохозяйственных и 1 склад пишущих машин, 1 мануфактурно-бакалейно-галантерейное заведение, 1 электростанцию, 1 техническую агентскую контору, 1 колбасную лавку – итого 12 предприятий. Их совокупный средний годовой оборот в 1915 – 1916 годах составлял 48,3 тыс., а среднегодовая прибыль – 5,1 тыс. руб.38  Наибольшие обороты и прибыли имело товарищество Гиберт и Дирксен, оперировавшее на ст. Исиль-Куль Сибирской железной дороги с мануфактурой, галантереей и бакалеей: соответственно в 1915 г. 120 тыс. и 9,6 тыс. руб., в 1916 г. – 140 тыс. руб. и 14 тыс. руб.39  Значительным предприятием был и склад сельскохозяйственных машин братьев Мартенс, действовавший в пос. Ольгинском при ст.Москаленки Сибирской железной дороги. Его обороты и прибыли составляли соответственно в 1915 г. 70,0 тыс. и 6,3 тыс. руб., а в 1916 г. – 80,0 тыс. и 9,6 тыс. руб.40 

Характеризуя организацию дела названными предпринимателями немцами следует отметить, что 9 предприятиями управляли сами владельцы, 1 – наемный приказчик I класса; в 8 заведениях было занято 35 наемных рабочих и служащих (в том числе 10 – в агентской технической конторе А. К. Мазинга, 8 – на паровой мельнице И. И. Беккера)41 .

Организация производства и торговли, как определенные движения капитала, фиксировалась предпринимателями в торговых книгах. К сожалению источник дает сведения о наличии или отсутствии торговых книг лишь применительно к 17 предприятиям, из числа принадлежавших немцам. По нашим, может быть не вполне совершенным подсчетам (источник крайне громоздкий и не всегда надлежащим образом оформленный), из 17 заведений торговые документы имели 3 (17,6% от 17 заведений), тогда как по Омску и уезду в целом из 379 предприятий только 42 (11,1%) представили документы податному инспектору42 . Сам по себе этот факт может свидетельствовать и о большей аккуратности, и о большей ответственности, но может, учитывая военное время, и об определенной боязни возможных санкций со стороны властей.

К мелким заведениям принадлежали паровая мельница и склад сельскохозяйственных машин, скупавший и масло, а также лавки: 8 бакалейных, 5 мануфактурно-бакалейных, 3 мануфактурных, 1 бакалейно-галантерейная, 3 мелочных, 1 мясная, 1 колбасная, 1 булочно-кондитерская (неизвестны обороты чайной-столовой и профиль одного их мелких предприятий). Среднегодовой оборот названных предприятий в 1915 – 1916 годах колебался от 25,0 – 22,0 тыс. (склад сельскохозяйственных машин и мельница) до 9,0 – 6,8 тыс. (мануфактурные и бакалейные лавки) руб.43 

Данные о сословной принадлежности предпринимателей немцев в документации податной инспекции за 1915 – 1916 годы (а это единственный источник, освещающий данный вопрос) весьма скудны. Из 13 человек, сословный статус которых известен, 7 принадлежали к крестьянству (1 из них выходец из Саратовской, 1 – из Херсонской губ.) и 4 к мещанству (Белостока, Варшавы, Митавы и Херсона). Все они – владельцы мелких торговых заведений. Единственные в этом списке потомственный почетный гражданин К. К. Майер и германский подданный И. И. Келлер владели предприятиями, отнесенными нами к категории “крупных”44 .

Особый социально-профессиональный слой деловых кругов составляют, наряду с предпринимателями-буржуа, также и коммерческие служащие – доверенные лица, приказчики, бухгалтеры и т. п.

Среди коммерческих служащих Омска удельный вес служащих немцев был весьма значителен. По данным Статистического комитета Акмолинской области 1911 г., из 48 членов персонала, включая управляющих крупных торгово-промышленных фирм, действовавших в Омске, 8 чел. (или 16,7%) обладали “немецкими” фамилиями (без учета служащих пароходств); в 1912 г. среди 111 служащих (без инженеров и технических специалистов) таких было 17 чел. (или 15,3%), а в 1913 г. из 118 служащих – 22 чел. (или 18,6%) составляли немцы. При этом директора, доверенные и уполномоченные лица составляли относительное большинство управленческого персонала предприятий: в 1911 г. – 3 чел. (или 37,5% от числа всех служащих немцев), в 1912 г. – 7 чел. (или 41,2%), в 1913 г. – 14 чел. (или 63,6%). Некоторые из них – И. М. Каулл, А. Ф. Рейнеке, не говоря уже о Ф. Ф. Штумпфе были весьма известными в городе коммерсантами и общественными деятелями. Вторую по численности категорию коммерческих служащих составляли бухгалтера: 3 чел. (или 30%) в 1911 г., 4 чел. (или 21,0%) в 1912 г., 3 чел. (или 12%) в 1913 г.45 

Значительно меньше служащих немцев находилось среди сотрудников омских отделений Государственного и акционерных коммерческих банков, а также Омского городского общественного банка. По данным справочника-указателя “Весь Омск” на 1912 г., лиц с “немецкими” фамилиями насчитывалось всего 7 человек при общей численности аппарата в названных учреждениях 68 чел. (т. е. 10,3%). Более значительной была доля служащих немцев в составе руководящих органов Омского общества взаимного кредита. В 1912 г. 5 членов Правления, Приемного комитета и Совета Общества из 21, т. е. 23,8%; в 1913 г. – только в Ревизионной комиссии и Приемном комитете 7 чел. из 20 (или 35%). В числе деятелей Общества состояли, в частности, уже упоминавшиеся Ф. Ф. Штумпф,Г. Я. Райзер, И. П. Изаак, Г. И. Шварц 46 .

Известный интерес представляет информация об участии деловых людей в общественной жизни города. Применительно к нашей теме она позволяет представить степень “интегрированности” коммерсантов немцев в городской предпринимательской среде, местном “обществе”. Анализ состава руководства различных обществ Омска показывает, что доля коммерсантов немцев была совершенно незначительна, в том числе в таких, пользовавшихся популярностью предпринимателей, обществах как Омское коммерческое собрание-клуб, Попечительное общество об Ольгинском приюте, Акмолинское степное попечительство о вдовах и сиротах воинов, призванных от населения края на войну на Дальнем Востоке, естественно и в Обществе хоругвеносцев. Исключение составляли лишь Омский отдел Московского общества сельского хозяйства и Омское биржевое общество. В составе первого к 1916 г. 144 чел. носили “немецкие” фамилии (от общего числа членов в 499 чел. – 28,8%), а в Правлении в том же 1916 г. были представлены Ф. Ф. Штумпф (председатель), А. Г. Франк (член Правления), Г. И. Шварц (казначей) или 3 из 8 членов Правления. Среди названных 144 членов Отдела преобладали сельские хозяева – 91 чел., коммерсантов горожан насчитывалось 19 чел.47  .

В составе руководящих органов биржи в 1912 г. состояли 6 чел., занимавшие 8 должностных мест (из общего количества таковых 61 или 13,1 %), в том числе председателя Биржевого Комитета (Ф. Ф. Штумпф) и председателя Масляной комиссии (Э. Ф. Лекке)48 .

Обращает на себя внимание тот факт, что коммерсанты немцы были представлены почти исключительно в обществах, тесно связанных с экономикой края. Если нас не подводят источники (списки членов обществ, как правило отсутствуют, есть данные лишь о составах правлений), то очевидно, что социо-культурная организация тогдашнего омского “общества” ограничивала возможности личностной самореализации для немцев, как бы направляя всю их энергию на занятия прежде всего хозяйственной деятельностью.

Наряду с евреями, коммерсанты немцы в России представляли собой своеобразный фермент становления и развития системы предпринимательства. Экономисты конца XIX – начала XX веков высоко оценивали не только сам по себе факт инвестиций германского капитала в российскую экономику. И. И. Янжул, И. Х. Озеров и др. отмечали важность восприятия российскими деловыми кругами “немецкой школы” – школы “предприим-чивости и организации”49 . Определенные черты, свойственные “немецкой школе”, увидели современники и в деятельности сельских хозяев и коммерсантов немцев в Омском Прииртышье в период после постройки Сибирской железной дороги, говоря о них как о “проникнутых новыми предпринимательскими началами”50  . О том, что эти “начала” получили известное распространение свидетельствуют и факты участия немцев в деятельности обществ, тесно связанных с экономикой края и такой существенный культурный факт, сообщенный вышеупомянутым Д. Ф. Фразером, как распространение немецкого языка в качестве языка делового общения в городе 51  .


 1 ГАОО. Ф. 67. Оп. 2.

 2 РГИА. Библиотека. № 94958, 94959, 94960, 94962, 94966; ГАОО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 11.

 3 РГИА. Ф. 595. Оп. 3. Д. 600–610; ГАОО. Ф. 29. Оп. 1. Д. 1–4.

 4 ЦГА PК. Ф. 342. Оп. 342. Оп. 1. Д. 658–660.

 5 ЦГИАМ. Ф. 342. Оп. 2. Д. 470; Д. 803; Д. 1243.

 6 ГАОО. Ф. 119. Оп. 2.

 7 Глейнер А. Сибирь – Америка будущего. По сочинению Джона Фостера Фразера. –Киев, 1906.

 8 Шульце-Геверниц Г. фон. Очерки общественного хозяйства и экономической политики России. –Спб, 1901. –С.504.

 9 ГАОО. Ф. 67. Оп. 2. Д. 2289. Л. 70–78 об.

 10 Памятная книжка Акмолинской области на 1912 год. –Омск, 1912. –
С.201– 203.

 11 Зефиров Н. Крупные частновладельческие и арендаторские хозяйства в Акмолинской области. –Омск, 1914. –С.5, 17.

 12 Памятная книжка... –С.212–214.

 13 Указатель фабрик и заводов окраин России: Царства Польского, Кавказа, Сибири и Средне-Азиатских владений. –Спб., 1895. –С.205. А. И. Фишер владел также дрожжевым заводом в Омске. Основанный в 1888 г., к 1895 г. он производил продукции до 200 пудов прессованных дрожжей на 2 тыс. руб. в год при 2 рабочих. –Там же. –С.230.

 14 ГАОО. Ф. 67. Оп. 2. Д. 2092. Л. 74, 78.

 15 Там же. Л. 78, 85.

 16 Справочная книга для лиц, желающих арендовать скотоводческие казенные участки в степных областях, Туркестанском крае и Сибири. –СПб., 1913. –С. 121–124.

 17 ГАОО. Ф. 67. Оп. 2. Д. 2092. Л. 86 об.

 18 Омский биржевой комитет. Отчет за 1912 год. –Омск, 1913. –С. 134.

 19 Там же; Отчет о деятельности Омского биржевого комитета за 1908 год. –Омск, 1909. –С.83.

 20 Весь Омск. Адрес-календарь на 1913 год. –Омск, 1913. –С. 120.

 21 Адресная книга г. Омска на 1911 год. –Омск, 1911. –Отд. II. –С. 2;
Киселев А. Г
. Биржа и биржевики Омска начала XX в. //Известия ОГИК музея. –Омск, 1994. –№ 3. –С. 209. По данным за 1912 г. – первый год функционирования справочно-комиссионного бюро Омского отдела Московского общества сельского хозяйства – его услугами пользовались, в частности, поселяне-собственники Г. К. Делль, Ф. И. Мартенс, Ф. И. Берген, П. П. Шпейрлинг, М. И. Фот (см.: ГАОО. Ф. 119. Оп. 1. Д. 21. Л. 56).

 22 РГИА. Библиотека. №. 94960, 94962, 94966; ГАОО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 137.
Л. 14–18, 23, 38, 44 – 46, 54, 74–79.

 23 Там же. Ф. 595. Оп. 3. Д. 602. Л. 24 об.; Д. 604. Л. 37 об.–38; Д. 605. Л. 18 об.– 19, 20–21, 27 об.–28; ГАОО. Ф. 29. Оп. 1. Д. 2. Л. 28 об.; Д. 3. Л. 24 об. Заемщики омского отделения Волжско-Камского банка: Г. Ф. Белль (учтен нами как торговец – Авт.), А. и Я. Бретман (учтены нами как торговцы – Авт.), П. И. Беккер, фон Вернер, Ю. К. Винзер, К. К. Гартвиг (учтен нами как торговец – Авт.), К. К. Дейс, М. М. Кайлер (учтен нами как торговец – Авт.), М. Ф. Наам (учтен нами как торговец – Авт.), Д. М. Нусс, А. П. Резвих. 

24 ЦГАРК. Ф. 342. Оп. 1. Д. 609. Л. 20 об.; Д. 631. Л.5.

 25 Там же. Д. 606. Л. 32 об.; Отчет Омского общества взаимного кредита за 1912 год (второй операционный год). –Омск, 1913. –С. 56 об. 

26 Адресная книга г. Омска на 1911 год. –Омск, 1911; Весь Омск. Справочник-указатель на 1911 год. –Омск, 1911; Весь Омск. Адрес-календарь на 1913 год. –Омск, 1913; Сибирский торгово-промышленный календарь. –СПб., 1911.

 27 ЦГАРК. Ф. 342. Оп. 1. Д. 658. Л. 417, 433; Д. 660. Л. 473.

 28 Подсчитано нами по: Адресная книга г. Омска на 1911 год... –Отд.II. –
С. 28, 42; Весь Омск. Справочник указатель на 1911 год... –С. 34, 165; Сибирский торгово-промышленный календарь на 1911 год... –Отд. 5. –С. 214, 216.

 29 Подсчитано нами по: ЦГИАМ. Ф. 342. Оп. 2. Д. 803; Д. 1243.

 30 Подсчитано нами по: Там же.

 31 ГАОО. Ф. 29. Оп. 1. Д. 2. Л. 28 об.; Д. 3. Л. 24 об.
 32 Там же; РГИА. Ф. 595. Оп. 3. Д. 604. Л. 37 об.–38; Д. 605. Л. 18 об.–21; Д.610. Л. 27 об.–28.

 33 См. сноску 18. Мелкие предприниматели Омска – владельцы номерови постоялых дворов: Я. Ф. Беккер, Я. И. Бретман, Я. К. Вайц, Вебер, Ф. А. Вернер, Я. Ф. Вернер, Г. Г. Вольф, Ф. И. Корн, А. Т. Кригер, Ф. П. Лоренц, А. В. Рамм; владельцы колбасных заведений: Д. К. Кох (3 колбасных заведения, владел также мелочной лавкой), И. Х. Кох, И. М. Кюн, И. Ф. Кюн, А. К. Фильке (2 заведения); владельцы бакалейных лавок: П. И. Винс, П. П. Киндсфатер, К. Г. Реннер, И. М. Твингель, Э. Р. Янке; кроме того: П. А. Валл, К. К. Вольтер, О. Ф. Закс, Кюн, К. К. Кют, А. И. Майер, Н. Н. Мюллер, Ф. Ф. Рейнгардт, Ю. А .Сакк.
34 Подсчитано нами по: Весь Омск. Справочник-указатель на 1911 год... –С. 159–181. При подсчетах к числу “мелких” заведений были отнесены все, кроме магазинов, пароходств, заводов и фабрик, а также предприятий, торговавших машинами, сельскохозяйственной продукцией с целью вывоза и т. п.

35 Подсчитано нами по: Там же. 
36 Список фабрик и заводов Российской империи. –СПб., 1912. –Ч. I. –С. 99; Мукомольное дело в России. –Одесса, 2-е изд., 1912. –Ст. 211; Список фабрик и заводов России. 1910 г. По официальным данным фабричного, податного и горного надзора. –М. –СПб.–Варшава, 1910. –С. 1014; Фабрично-заводские

предприятия Российской империи (исключая Финляндию). –Пг., 1914. –Д. 6491, З. 633. Шпрингбах Ганс Зандерович – известный в Западной Сибири золотопромышленник, владелец Троицкого прииска в Кокчетавском уезде Акмолинской области. Постоянно проживал в Петропавловске (Сибирский торгово-промышленный календарь 1905 г. –Томск, 1905. –С. 226; Обзор Акмолинской области за 1911 г. –Омск, 1911. –С. 21;Обзор Акмолинской области за 1912 г. –Омск, 1913. –С. 24).

 37 ЦГАРК. Ф. 342. Оп. 1. Д. 658. Л. 53, 86, 114, 154, 157, 168, 226, 229, 297, 302, 343, 375, 379, 417, 420, 425, 433, 439, 636, 722, 726, 729; Д.659. Л. 107, 246, 405, 426, 555, 557, 559, 598; Д. 660. Л. 44, 49, 55, 72, 473, 555, 712, 736, 738. Предприниматели немцы Омска и Омского уезда 1915 – 1916 гг.: Р. М. Аустрин, Ф. Я. Артбристерг, Э. Ф. Байлиг, И.И. Беккер, А. И. Блейле, Г. Ф. Белль, Ф. К. Брем, Я. и А. И. Братман, А. П. Вольтер, Г. Б. Варкентин, Е. П. Виттих, А. Ф. Вольер и Д. В. Колер, П. И. Вольф, И. Я. Гейде (владел 2 предприятиями), И. И. Генг,Гиберт и Дирксен, Я. Я. Гильдебранд, И. Е. Ергер, Звонаревкутское товарищество (владело 2 предприятиями), Ф. И. Зингер, И. И. Келлер, П. П. Киндерфатер, Г. Я. Китровский, Братья Мартенс, Г. П. Михель, ГФ. Окс, И. О. Оссе, Ф. О. Оссе, К. Г. Реннер, А. И. Фильке, Р. Б. Швальбе, А. В. Шендель, А. К. Мазинг (владел 2 предприятиями), К. К. Майер, А. П. Шпиц.
 38 Подсчитано нами по: см. сноску 27.

 39 ЦГАРК. Ф. 342. Оп. 1. Д. 658. Л. 433; ЦГИАМ. Ф. 342. Оп. 2. Д. 1243. Л. 50. 
40 ЦГАРК. Ф. 342. Оп. 1. Д. 660. Л. 473.

 41 См. сноску 27.

 42 Подсчитано нами по: см. сноску 27. 
43 Подсчитано нами по: см. сноску 27.

 44 Подсчитано нами по: см. сноску 27.

 45 Памятная книжка Акмолинской области на 1912 год. –Омск, 1912. –
Отд. IV. –С. 81; Памятная книжка Акмолинской области на 1913 год. –Омск, 1913. –Отд. IV. –С. 84; Памятная книжка Акмолинской области на 1914 год. –Омск, 1914. –Отд. IV. –С. 65 – 70. В 1911 г. в Омске, по данным Акмолинского областного статистического комитета, работали коммерческие служащие немцы: управляющие и доверенные лица – И. М. Каулл, А. Ф. Рейнеке, Э. К. Штиглиц; бухгалтеры – Р. М. Лидеман, К. Я. Ракман, Э. М. Фридрихсон; прочие – Э. Н. Виттенгам, Ф. Ф. Броун. По тем же данным, за 1912 г. управляющими и доверенными лицами были И. М. Каулл, Ф. Ф. Пульс, А. Ф. Рейнеке, Г. Я. Райзер, Э. К. Штиглиц, М. К. Мейстер, А. А. Беттак, Г. Г. Гамм; бухгалтерами – М. Фридрихсон, К. Я. Ракман, Р. М. Лидеман, В. А. Гильгенгоф; прочие – А. Ю. Эгерс, Ф. Ф. Броун, Н. А. фон Гиртциус, Э. Г. Линке, В. О. Ниссен. В 1913 г. в Омске работал управляющими и доверенными лицами:
И. М. Каулл, Э. К. Штиглиц, В. Ю. Ганзен, А. Ф. Рейнеке, Э. К. Штиглиц,
М. К. Мейстер, Г. Г. Гамм, Ф. Ф. Штумпф, О. Г. Нольте, П. О. Брамбат,
А. Ф. Гафферберг, В. Г. Кронталь, К. Вернер, Г. В. Шусслер; бухгалтерами – К. Я. Ракман, В. А. Гильгенгоф, Э. Ф. Бергер; прочие – С. К. Клейнерт, Ф. Ф. Броун, Э. Г. Линке, В. О. Ниссен, А. А. Бреннер.

 46 Весь Омск. Справочник-указатель на 1912 год. –Омск, 1912. –С. 79.; ЦГАРК. Ф. 342. Оп. 1. Д. 606. Л. 54.

 47 ГАОО. Ф. 119. Оп. 1. Д. 15. Л. 2; Оп. 2. Д. 1–3.
48 Весь Омск. Справочник-указатель на 1912 год. –Омск, 1912. –С. 69.

 49 Озеров И. Х. Наша внешняя торговля и торговые договоры // Озеров И. Х. Что делать? –М., MCMXIII. –С. 333.

 50 Зефиров Н. Указ. соч. –С. 2.

 51 Fraser D. F. The real Siberia together with an account of Dash though Manchuria. –London, 1904. –S. 33.

Е. Л. Зашибина,
А. Г. Киселев

Омский педагогический университет