И.В. Черказьянова
Религиозные общины меннонитов и баптистов в Западной Сибири

История меннонитства в России тесно связана с историей возникновения и развития баптизма среди русского населения, так как именно среди немцев-меннонитов юга России в конце 1860-х годов появляются первые новообращенные, а через них происходило влияние и на русскоязычное население. Лишь комплексный подход к данной проблеме позволяет осмыслить суть раскола меннонитов России в 1860-х годах на староменнонитов (церковных) и новоменнонитов (братских) и эволюцию последних в сторону баптизма. В 1963 г. братские меннониты официально объединились с баптистами, была создана единая организация во главе со Всесоюзным Советом евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ). В настоящее время нам неизвестны меннонитские общины на территории Омской области, которые не исповедовали бы баптизм. В таких селах, как Миролюбовка, Екатериновка, Новоалександровка Москаленского района, которые до революции составляли ядро староменнонитов, сейчас действуют баптистские общины, хотя сами немцы по-прежнему считают себя меннонитами. Более того, религиозную общину с. Миролюбовка можно назвать наиболее активной, ее миссионерская деятельность распространяется по всей области.
Имеются фундаментальные труды по истории меннонитов и баптистов в России1, однако вопросы их взаимовлияния требуют дальнейшей разработки. Практически не изучена история возникновения этих общин в Сибири, в частности на территории Омской области, которая в начале ХХ в. стала центром сибирских баптистов. Именно здесь появились и первые меннонитские общины, объединявшие верующих от Петропавловска до Новониколаевска.
Баптизм проник в Россию из Германии в 1860-е годы. Там первая баптистская община была основана в 1834 г. в Гамбурге купцом И. Онкеном. Широкое распространение учение получило в 1850-х годах. Баптизм подвергался преследованиям в лютеранских странах, например, в Шамбурге-Липпе участие в баптистских собраниях каралось тюремным заключением сроком до двух месяцев. В Пруссии баптизм был официально узаконен в 1858 г., с тех пор и в других странах стали проявлять больше терпимости к новому вероучению.
Основной территорией распространения баптизма в России стали Таврическая, Херсонская, Киевская, Екатеринославская губернии, а также Кубань, Дон, Закавказье, с конца 1880-х годов – губернии Поволжья. В Сибири баптизм появился в конце 1890-х годов. Такая география распространения нового рационалистического течения на юге России не случайна – это были места компактного проживания немецких колонистов, значительную часть которых составляли меннониты.
В 1860-е годы среди меннонитов произошел церковный раскол, в основе которого лежали социально-экономические причины, в частности, рост безземелья. Малоимущие члены общины и стали инициаторами разделения. Основными отличительными чертами новых меннонитов были различия в совершении обрядов, главным образом, крещения. Так, новоменнониты заново крестили всех вступающих в общину, обливание было заменено ими на водное погружение. У новоменнонитов нравственные требования носили более строгий характер. В 1862 г. в колонии Эйнлаге (Кичкас) Хортицкого округа Екатеринославской губернии образовалась новоменнонитская община. Ее возглавил Унгер Абрам Генрихович – последователь германского баптиста И. Онкена. Вскоре подобные общины появились среди молочанских и кубанских меннонитов. Появление новоменнонитов на Кубани и Тереке было связано с их переселением в этот край: именно мало- и безземельным меннонитам были предложены здесь земли для поселения. В 1872 г. екатеринославские, молочанские и кубанские общины объединились в Союз новоменнонитского братства. Окончательно он оформился на первой конференции Союза, проходившей 14 – 16 мая 1872 г. в с. Андреасфельд Екатеринославской губернии.2
Зимой 1865/1866 г. среди молочанских новоменнонитов произошел очередной раскол – небольшая группа около 20 человек во главе с Германом Петерсом из Гнаденгейма образовала свою общину. Сторонники нового течения понимали Библию буквально, стремились жить как первые христиане. Так, они никогда не резали хлеб, а ломали, крестили, даже зимой, в проточной воде. Они избегали любой государственной службы, отрицали даже альтернативную службу в лесничествах, которую несли все меннониты в России вместо военной. Петерсовцы строго соблюдали обычаи своих предков, даже в покрое одежды. В 1890-х годах они переселились в Крым, а в начале ХХ в. – в Сибирь.3
Раскол среди меннонитов давал хорошую почву для проповеди баптизма. Большую роль в распространении баптизма среди новоменнонитов сыграли прусские проповедники Либиг (Liebig) и Бенциен (Benzien), приезжавшие в Эйнлаге в период с 1866 по 1871 годы. И. Онкен приезжал в 1859 г. в Херсонскую и Таврическую губернии. В 1869 г. он посвятил А. Унгера в пресвитеры.4
Новоменнониты получили от баптистов свое первое вероизложение, которое было издано Унгером в 1876 г. Это было дословное повторение учения германских баптистов, принятого на первой Генеральной конференции в Гамбурге в 1849 г.
В 1901 г. новоменнонитские общины в России ввели у себя новое вероизложение, заменившее собой чисто баптистское, однако дух и характер прежнего сохранились. Среди общин, принявших его, значатся меннонитские братские общины Акмолинской области и Тобольской губернии: в экономиях Чунаевка Омского уезда, Перфильевка (др. назв. Фризенов, Фризенхов) Петропавловского уезда Акмолинской области и Кремлевка Тюкалинского уезда Тобольской губернии. Документ был подписан в Чунаевке 8 апреля 1901 г. проповедником Генрихом Эвертом и членами общины Иоганном Матисом, Бернгардом Бергеном, Генрихом Бальцером. В Кремлевке подписание состоялось 27 мая (подписи Якова Фаста, Иоганна Зименса и Исаака Коопа), от Перфильевского общества 24 июня подписались Петр Фризен, Генрих Реймер, Давид Янцен.5
В этот период немецкие баптисты и новоменнониты имели самостоятельные общины, однако постоянно находились в тесных отношениях. Не менее прочная связь установилась между ними и русскими баптистами, которые создали свой союз в 1884 г. Первым председателем Союза был И. И. Виллер, обращенный из меннонитов в 1865 г. В 1886 г. он был выслан из России (скончался в Румынии). На должность председателя был избран Д. И. Мазаев (оставался им до 1920 г.).
По свидетельству одного из первых пресвитеров русских баптистов В. Г. Павлова, на Украине первым проповедником баптизма стал Иван Рябошапка, перенявший учение у немца-кузнеца Мартина Гюбнера в имении помещика Шибеко. Крещение Рябошапки провел Ефим Цымбал, крестьянин д. Карловки Екатеринославской губернии.6 Цымбал был перекрещен Абрамом Унгером в июле 1869 г. среди 30 немцев колонистов Старого Данцига.7 Одновременно с этим учение баптистов начало распространятся и в Закавказье, куда его принес Мартин Карлович Кальвейт, уроженец с. Таурогена Ковенской губернии.
Влияние немцев на возникновение русского баптизма выражалось не только в крещении новых членов и посвящении в пресвитеры (сам Павлов В. Г. был рукоположен И. Онкеном)8, но и в организационном плане. Так, на конференции новоменнонитов (21 – 22 мая 1882 г., с. Рюккенау Таврической губернии) присутствовали как немецкие, так и русские баптисты.
Появление баптизма среди православных всерьез обеспокоило церковь и государство. Законом от 27 марта 1879 г. баптизм признавался как течение лютеранского исповедания и распространялся лишь на немецкое население.9 Баптистское движение среди православных получило название штундизма, штундобаптизма (от нем. Stunde – час для чтения и толкования Священного Писания). До начала 1870-х годов штундизм характеризуется лишь критикой православия, но сами штундисты еще были связаны с ним: крестили, вступали в брак и погребали по обрядам православной церкви. С 1870-х годов штундизм становится самостоятельным течением, под влиянием баптизма окончательно порывает с православием. Штундизм был запрещен законом от 4 июля 1894 г., как самая вредная секта.10 В циркуляре МВД от 29 сентября 1889 г. предлагались меры для предотвращения штундизма, так как это учение, говорилось в документе, открыто не признает православных священников, иконы и таинства. Штундисты обличают православное духовенство в лицемерии и вымогательстве, хвалят немецкие порядки, как условие хозяйственного благосостояния. Они “проводят социалистические и коммунистические принципы, уверяя, что через 30 лет вся Россия примет их учение, уничтожатся церкви, священство, составится братство и тогда имущество будет общее”.11
Преследование баптистов часто заканчивалось их ссылкой в Сибирь и на Кавказ. В 1891 г. правительство сослало несколько баптистских семей в Енисейскую и Иркутскую губернии.12 Лишь законы 17 апреля 1905 г. “Об укреплении начал веротерпимости”13 и 17 октября 1906 г. “О порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин и о правах и обязанностях входящих в состав общин последователей старообрядческих согласий и отделившихся от православия сектантов ”14 легализовали деятельность русских баптистов и прекратили гонения на них. Многие сосланные вернулись домой, но немало их осталось и в Сибири. Однако эти баптисты не были никак объединены, не имели связи со своими прежними общинами. Такие ссыльные были обнаружены их братьями – миссионерами из Сибирского отдела Союза русских баптистов во время своих поездок в 1906 – 1907 годах.15
Датой своего рождения сибирские баптисты считают 6 января 1897 г., когда в Омске возникла первая община из трех человек16. Это были жители станицы Тихорецкой Кубанской области Беляев, Булгаков с семьями и Деева. 21 июня того же года, на Троицу, прошло первое крещение на Иртыше, его провел специально приехавший Андрей Леонтьевич Евстратенко (30. 09. 1865 [1863?] – 1921).17
А. Л. Евстратенко перешел в баптизм в 1886 г. В 1887 г. он переехал на Кавказ, где преследования баптистов были слабее. Вслед за ним перебрались почти все члены общины – двадцать пять семей. Здесь они образовали свой хутор Гарькуша близ станции Прохладная. В 1899 г. Евстратенко со своими односельчанами переехал в Сибирь. Они обосновались на хуторе Усова Николаевской станицы Омского уезда. Так возникла одна из старейших баптистских общин в Сибири.
31 июля 1901 г. Епископ Омский и Семипалатинский докладывал Степному генералу-губернатору Н. А. Сухотину о появлении штундистов в пределах Омской епархии: на Атаманском хуторе близ ст. Омск; на казачьих землях вверх по Иртышу (на участке Машинского в 4 верстах от железнодорожного моста, участке Жеребятьевском в 8 верстах от пос. Ачаирского, участке Чириковском в 6 верстах от пос. Покровского, участке Саковском в 2 верстах от пос. Изылбаш); по линии железной дороги на хуторе Усовском в 4 верстах от Марьяновки; в поселках Акмолинского уезда Ксеньевском и Николаевском. Штундисты вели пропаганду среди православных и молокан. Епископ сообщал, что “в феврале 1901 года лжепресвитер с участка Усовского Андрей Леонтьевич Евстратенко с хором из 16 человек штундистов разъезжал по участкам по Иртышу и вдоль железной дороги, проводил собрания”18.
Степной генерал-губернатор распорядился прекратить молитвенные собрания штундистов. В ответ Акмолинский военный губернатор докладывал 12 февраля 1902 г., что необходимые меры приняты и в случае обнаружения открытой пропаганды штунды виновные будут привлечены к ответственности. По его сведениям, в Акмолинской области проживало всего 2698 сектантов обоего пола. Из них 11 субботников – талмудистов, 25 человек подозревались в принадлежности к секте хлыстов, около 1600 штундистов, именовавших себя баптистами, остальные – молокане уклеенского толка. Наиболее вредны были, по мнению губернатора, секты штундистов в поселках Ксеньевском и Николаевском в Акмолинском уезде19.
В 1904 г. на хуторе Усова состоялся съезд баптистов, на котором А. Л. Евстратенко был рукоположен пресвитером Бакинской общины В. В. Ивановым в присутствии Я.Г. Винса, пресвитера меннонитов из Чунаевки.20 Одновременно с этим Евстратенко был избран районным пресвитером. В 1911 г. в качестве представителя Сибири он участвовал во втором Всемирном конгрессе баптистов в Филадельфии.
В 1905 г. в Сибири поселился Гавриил Иванович Мазаев (20. 11.1858 – 1937), брат председателя Союза русских баптистов Д. И. Мазаева, выходец из богатой молоканской семьи. Свою деятельность Г. И. Мазаев начал с проповеди баптизма в губерниях Кавказа. В Сибири он был сначала благовестником, затем избран председателем Сибирского отдела Союза баптистов (до 1919 г.).21 В 1903 г. он купил участок в 9600 десятин в Тобольской губернии в 15 верстах от с. Красноярского и 50 верстах от Петропавловска.22 В 1905 г. в Омске под его председательством прошел первый краевой съезд баптистов. В 1907 г. был организован Сибирский отдел Русского союза баптистов во главе с Г. И. Мазаевым. В правление были избраны А. Л. Евстратенко, А. Х. Варыпаев (Усовская община), А. А. Романтеев (хутор Романтеева), И. В. Сеничкин (Омск). На съезде присутствовали представители 12 общин: хуторов Романтеева, Баландина, Саяпина, Шкаликова, Камышинского, Машинского, Чебуренкова, Тамбовского, Константиновского, Усова и городов Омска и Новониколаевска.23 На нем были приняты решения об организации миссионерского общества и строительстве молитвенного дома в Омске. 27 апреля 1909 г. Акмолинское областное правление зарегистрировало баптистский союз под названием “Омский приход русских баптистов”. В нем насчитывалось 182 мужчины и 206 женщин. Деятельность союза была ограничена пределами Омска и Омского уезда, так как ”в других уездах баптистов нет или их единицы”. 22 июня 1909 г. Г. И. Мазаев был утвержден областным правлением председателем сибирских баптистов.24
С первых лет существования в Сибири баптисты вели активную миссионерскую деятельность. Их благовестники месяцами находились в поездках по Сибири, работали в Семипалатинской и Акмолинской областях. Так, поездка К. Г. Горбачева и А. Х. Варыпаева длилась три с половиной месяца. С 1 ноября 1906 г. по 16 февраля 1907 г. они побывали в Красноярске, Иркутске, Томске, на станции Тулун, в ряде сел. За этот период они встречались со многими людьми, крестили 32 человека.25 Широкую пропаганду баптизма отмечал в 1910 г. во Всеподданнейшем отчете генерал-губернатор Е. О. Шмидт. На полях документа император собственноручно написал: “Ужас берет при чтении главы отчета о сектантстве”.26 Благодаря такой активности миссионеров число приверженцев баптизма в Сибири росло, но их удельный вес среди других вероисповеданий оставался небольшим.
По сведениям заведующего переселенческим делом, в Акмолинском районе в 1909 г. соотношение населения по вероисповеданию выглядело следующим образом: православных – 93,75%, лютеран – 3,12%, католиков – 1,46%, магометан – 0,69%, баптистов – 0,59%, старообрядцев – 0,34%, молокан – 0,27%, штундистов – 0,06%, прочих – 0,32%.27 Эти данные были получены путем анкетного обследования около 500 заселявшихся участков и селений. Если допустить, что русские баптисты попали в сведения и о баптистах и о штундистах, то их общая численность (0,65%) по сравнению с православными (93,75%) выглядит ничтожной. Всего же удельный вес сектантов составлял 1,58%. Однако Омская епархия неустанно била тревогу об опасности сектантов.
В 1910 г. в Омске состоялся второй съезд русских баптистов Сибири. Он проходил уже в собственном молитвенном доме по ул. Мясницкой, 1 (ул. Звездова). Здание было построено в кратчайшие сроки: решение о строительстве было принято в июле 1907 г., а в октябре уже состоялось его освящение.28 Строительство велось на средства верующих, Г. И. Мазаев пожертвовал 30 тысяч рублей. В 1910 г. собственный молитвенный дом баптистов со школой при нем существовал и в Новониколаевске.29
Страх перед сектантами был столь велик, что для выяснения причин усиленного развития сектантства в апреле 1911 г. в Степной край был командирован чиновник особых поручений Департамента духовных дел МВД, коллежский советник А. А. Кологривов. По его сведениям, в Акмолинской области проживало к тому моменту вего 10420 сектантов, из них баптистов – 7533 человека. В Омском уезде насчитывалось 5317 баптистов, Акмолинском – 1013, Петропавловском – 481, Атбасарском– 370, Кокчетавском – 352. При этом из числа баптистов, проживающих в пределах Омского уезда, 652 – это отпавшие от лютеранства. Молокан в области было 2195, из них в Омском уезде – 290; адвентистов – 270 человек, проживающих, главным образом, в Кокчетавском уезде. По свидетельству проверяющего, все меннониты (442 чел.) живут в Омском уезде. В Семипалатинской области общее число сектантов достигало 3400 человек. В Павлодарском уезде преобладали меннониты – 1 679 человек, в Зайсанском – молокане (1012) и баптисты (700). Всего же в Степном крае было 8233 баптиста30; . А. А. Кологривов называет главные очаги баптизма в Степном крае: Омск, станция Омск, Новониколаевск, пос. Усовка близ станции Марьяновка и с. Славянка Борисовской волости Омского уезда, в Павлодарском уезде – села Верное, Богославское, Благовещенское и Тихомировское. Одной из причин роста баптизма, по его мнению, была слабость православного духовенства, неспособного противопоставить активности и мобильности сектантских миссионеров собственную работу среди населения.
Рост баптизма в Акмолинской области продолжался: за 4 года, к концу 1915 г., в баптизм перешло 683 православных.31 В войну приток усилился: вероятно, льготы по военной службе оговоренные для баптистов, делали эту секту привлекательной для верующих. Официальная статистика 1915 г. свидетельствовала о распределении населения Акмолинской области по вероисповеданиям: все население области составляло 1579656 человек, из них православных – 887 9 03 (56,2%), старообрядцев – 4501 (0,28%), католиков – 22332 (1,41%), лютеран – 26390 (1,67%), баптистов – 8088 (0,51%), молокан – 5042 (0,32%), магометан – 617594 (39,1%).32 Таким образом, видно, что, хотя и произошел количественный рост членов баптистских общин по сравнению с 1911 г. на 1275 человек, однако это практически не изменило с 1909 г. их соотношения с православными и другими рационалистическими сектами.
Среди родственных баптистам сектантов в Сибири проживали немецкие баптисты и меннониты. Переселение немцев на восточные окраины началось в 1890-е годы, однако в тот период преобладали лютеране из Поволжья. Первые меннониты появились на территории Омского и Тюкалинского уездов в самом конце 1890-х годов – начале ХХ в. По свидетельству П. Рана, первым был П. Винс, основавший в Омске продажу сельскохозяйственных машин.33 Среди первых меннонитских поселений значится Чунаевка, основанная в 1900 г. выходцами Молочанско-Риккенауской религиозной общины из Бердянского уезда Таврической губернии.34 В 1900 г. началось заселение пос. Кремлевка, ставшего вскоре духовным центром новоменнонитов Тюкалинского уезда. В 1905 г. в нем уже имелось собственное помещение для собраний при школе, проповедником значился Гизбрехт Вильгельм Гергардович.35 Кремлевская община обслуживала население Бородинки (в 8 км от Кремлевки) и Девятириковки, образовавшихся в 1907 – 1908 годах.36 К апрелю 1911 г. в общине насчитывалось 83 мужчины и 83 женщины. Это были выходцы из Таврической, Екатеринославской, Херсонской и Самарской губерний.37 В 1920 г. из-за массового выезда жителей общины Кремлевка перестала существовать.38
В 1899 – 1900 годах выходцы из Крыма, представители общины петерсовцев основали в Тюкалинском уезде поселки Трусовку и Кирьяновку.39 На Трусовском участке имение приобрел Клаас Клаасович Эзау, на Кирьяновском – Генрих Абрамович Браун из с. Большой Чакмак и Эзау из Карасана. В Кирьяновке поселился и духовный старшина Герман Петерс. В 1915 г. вокруг поселка проживало 77 представителей этой общины.40 Члены общины жили и в других поселках Тюкалинского уезда – Халдеевке, Хортице, Девятириковке.41
В 1901 г. меннониты проживали в поселках Фризенхов, Михайловка близ станции Токуши в Петропавловском уезде. В 1905 г. во Фризенхове имелся собственный молитвенный дом, проповедником был Д. Янцен. Чунаевка, Кремлевка, Фризенхов составляли единую общину новоменнонитов. Кроме того, в 1905 г. в нее входили Михайловка и пос. Маргенау. Общее число прихожан составляло 526 человек, из них в Чунаевке – 236 человек, Фризенхове – 87 , Михайловке – 78, Маргенау – 51, Кремлевке – 7442.
На съезде меннонитов, проходившем 18 – 19 мая 1907 г. в селе Николаевка Бахмутского уезда Екатеринославской губернии, было принято решение об официальном учреждении Чунаевского филиала Риккенауского прихода Бердянского уезда. С этого времени Кремлевка, Михайловка, Маргенау и Фризенхов (др. назв. Перфильевка) стали филиалами общины Чунаевского меннонитского братства по Западной Сибири. Духовным старшиной был Винс Яков Гергардович.43
В Чунаевке имелся большой молитвенный дом, построенный на собственных участках поселян Якова Яковлевича Рогальского и Петра Яковлевича Дика. В доме была комната для собрания прихожан (13,5 х 11,5 аршин и высотой 4,5 аршина) и меньшая комната для начальной школы. Здесь же находилась квартира учителя из двух комнат с кухней. В 1909/1910 учебном году школу посещало 30 детей (22 мальчика и 8 девочек).44
К 1907 г. относится оформление и другой меннонитской общины в Омском уезде – Сибирской меннонитской церковной общины (староменнониты, с 1913 г. – Александровская меннонитская община). 22 сентября был составлен учредительный акт под руководством духовных старшин Гальбштадтской и Шензейской общин Генриха Унру и Генриха Петерса. Духовным старшиной был утвержден Петр Петрович Берген (1872 – 07.08.1937).45 Он был рукоположен 16 декабря 1911 г. Даниилом Бошманом – духовным старшиной Плешановского меннонитского церковного прихода Самарской губернии Бузулукского уезда. К марту 1912 г. в общине состояло 162 мужчины и 154 женщины. Отдельного молитвенного дома не было, собрания проводились в частных домах.46 В 1909 г. в Александровке, входившей в общину, было построено большое школьное здание (сохранилось до настоящего времени).47 Некоторое время школа использовалась и для проведения богослужений.
До революции община церковных меннонитов включала села Александровку, Миролюбовку, Екатериновку, Николай-Поле, Лузино, Шараповку Омской области, с. Скворцово Северо-Казахстанской и с. Неудачино Новосибирской областей.
В 1911 – 1912 годах Чунаевская и Сибирская церковные общины безуспешно пытались зарегистрироваться в Акмолинском областном правлении. Из-за неразберихи в законодательстве о сектантах, в частности о меннонитах, им было отказано на том основании, что закон от 17 октября 1906 г. распространялся лишь на сектантов, отпавших от православия. Меннониты, пользовавшиеся немалыми привилегиями со времен поселения в России, в Сибири оказались вне закона.
В 1907 – 1908 годах увеличился поток переселенцев, образовались новые немецкие хутора и поселки в Акмолинской области, Тобольской губернии, началось заселение Алтая. Существовавшие меннонитские общины были не в состоянии обслуживать всех вновь прибывших – появляются новые самостоятельные общины и приходы. Так, в Ишимском уезде Тобольской губернии в 1908 г. выходцами из Воронежской губернии была образована большая колония Петерфельд.48 Меннониты Бородинской (быв. Кулачинской) волости к 1919 г. были объединены в Кирьяновскую церковную общину во главе с Генрихом Иоганновичем Варкентином.49 Поселок Фриденсру, основанный в 1907 г. близ ст. Исилькуль, объединял верующих поселков Розенорт, Любимовка, Мюленхов (Гильдебрандсмюле). Первым проповедником здесь был Генрих Берг. К Аполлоновской общине принадлежали меннониты из Визенфельда, Березовки, Бекерсхутора. Ее центр – Аполлоновка (Вальдхайм) – была основана в 1911 г. в 40 км от станции Исилькуль. Во главе ее стоял Исаак Тевс. В 1910 г. образовалась самостоятельная община в Корнеевке (совр. Москаленского района). Общины в Аполлоновке, Корнеевке, Фриденсру, Смоляновке относились к братским меннонитам.50
К 1912 г. существовала Павлодарская меннонитская братская община, в которую входили села Вознесенской и Богдановской волостей. Молитвенный дом находился в селе Равнополье. Старшим проповедником был избран Абрам Абрамович Унру.51
Официальная статистика дает противоречивые сведения о количестве меннонитов, проживавших на территории Степного края. Так, по данным Акмолинского областного статистического комитета, в 1915 г. в Акмолинской области проживало 303 меннонита.52 Акмолинское областное правление в том же году располагало сведениями о 1397 меннонитах только по одному Омскому уезду.53 Последние данные представляются более достоверными, поскольку сопоставимы со сведениями самих меннонитов, полученными по итогам казарменных сборов на содержание лесных команд. В 1910 г. в Омском уезде числилось 1240 меннонитов, в Павлодарском – 1087.54
Меннониты проходили альтернативную службу в лесничествах юга России: Велико-Анадольском, Азовском, Старобердянском, Джекенлыкском, Владимировском, Рацынском. Жеребковском, Чернолесском. В 1913 г. для меннонитов Сибири было организовано такое же при станции Исилькуль.55 Вопрос об его открытии обсуждался на съезде уполномоченных меннонитских общин по делам лесных команд 30–31 мая 1912 г. в Гнаденфельде (Таврическая губерния).Съезду было представлена ведомость о казарменном сборе за 1911 г. В Омском уезде насчитывалось 1110 меннонитов, их имущество оценивалось в 3382870 рублей, ими было собрано 3937 рублей 87 копеек. В Павлодарском уезде проживало 1190 человек, в общей сложности они были гораздо беднее омских одноверцев – имущество составляло 208432 рубля, собрано было 803 рубля 43 копейки.56
1910 – 1914 годы – время активного роста меннонитских общин Алтая. Они были сосредоточены в основном в Орловской волости Барнаульского уезда. В Кулундинской степи (юго-западная часть уезда) в 1911 г. великороссы составляли 8,75%, малороссы – 36,46%, немцы – 53,11% (в том числе меннониты – 29,45% ), прочие народности – 1,68%.57
На новых местах сохранялся тот же внутренний строй общины, что и в целом по России. Во главе каждой общины стоял духовный старшина (Aeltester ). Он избирался общинами и посвящался через рукоположение духовными старшинами других общин. Каждая община имела лишь одного старшину. Он проповедовал, совершал крещение, хлебопреломление и утверждал проповедников и диаконов, председательствовал на общих собраниях общины, заботился о ее религиозно-нравственном преуспевании и о церковной дисциплине. Все его церковные труды разделяли проповедники (церковные учителя у староменнонитов, духовные – у новоменнонитов). Они избирались общинами, число их не было ограничено. Диаконы помогали проповедникам при крещении и хлебопреломлении, заведовали пожертвованиями, в их обязанности входила забота о больных и бедных членах общины.58
По имеющимся сведениям, меннониты обоих толков на Алтае почти одновременно организовали свои церковные общины. 19 декабря 1909 г. состоялось собрание жителей сел Марковка, Хортица, Александрфельд, Караталь, Степной и Голенький под руководством духовного старшины Я. Я. Гербрандта, на котором был учрежден Марковский приход.59 25 ноября 1911 г. Орловский, Рейнфельдский, Гринфельдский, Клеефельдский и Марковский приход объединились в “Орловское меннонитское церковное общение”.60 В 1912–1913 годах каждый из приходов образовал самостоятельную общину: Шумановский (8 февраля 1912 г., вошли Шумановка, Клеефельд, Александркрон, Гальбштадт, Гнаденгейм, Блюменорт, Эбенфельд Орловской волости ),61 Орловский (16 ноября 1913 г. ),62 Рейнфельдский (17 ноября 1913 г., пос. Рейнфельд, Протасов, Алексейфельд, Тиге, Гнаденфельд, Шенталь, Николайполь, Березовка),63 Гринфельдский (17 ноября 1913 г., села Гринфельд, Розенвальд, Александровка).64 19 февраля 1914 г. организован Славгородский церковный меннонитский приход, проповедником был избран Беккер, диаконом Д. Д. Эпп. Последнему было поручено собрать средства для строительства школы и молитвенного дома.65
Новоменнониты Орловской и Леньковской волостей объединились 15 июля 1910 г. в “Кулундинскую меннонитскую братскую общину”. В 1914 г. она разделилась на два прихода: Александровский (с центром в Александровке) и Шенвизский (центр – Шенвизе). Одновременно с тем были организованы новые приходы: Ананьевский (села Марковка, Григорьевка, Ананьевка, Екатериновка Златополинской волости) и Зильберфельдский (села Зильберфельд, Хорошее, Николаевка Славгородской волости).66
В соответствии с предписанием Томского губернатора от 8 июня 1914 г. было запрещено образовывать в Барнаульском уезде самостоятельные общины и приходы меннонитов. Отказ в регистрации общин ставил вне закона и многочисленные школы меннонитов Алтая. Вплоть до 1917 г. вопросы правомочности открытия и существования самостоятельных меннонитских школ в Томской губернии не были окончательно решены. Так, меннониты села Славгород 27 августа 1914 г. получили отказ попечителя учебного округа открыть собственную школу под тем предлогом, что они могут отправлять своих детей в две имеющиеся православные школы.67 Директор народных училищ неоднократно уведомлял попечителя о существовании у немцев школ, действующих без надлежащего разрешения. Против виновных за деятельность таких школ в поселках Розенфельд, Шензе, Шенвизе, Шенау, Эбенфельд, Гальбштадт, Александрфельд, Александргейм в 1915 г. было возбуждено уголовное дело.68 Официальное признание 16 меннонитских школ Барнаульского уезда в 1916 г. может косвенно свидетельствовать и о разрешении деятельности религиозных общин этого района.
К немецким баптистским общинам Омского уезда относились поселки Водяное, Доброе Поле, Розенталь, Трубецкое, Нойдорф, Бабайловка, Гальбштадт, Мироновка, Гофнунгсталь.69 Самым крупным из них было село Трубецкое (основано в 1906 г.). В первый год там насчитывалось 30 баптистов, в 1911 г. – 330 членов общины.70 Это село претендовало на роль центра немецкого баптизма. 10 марта 1908 г. состоялось собрание общины, где решено было учредить “Омский баптистский приход”, а духовным наставником для обслуживания баптистов Акмолинской области назначить прусского подданного Альберта Германовича Кемпеля.71 Губернатор не утвердил его кандидатуру. Первые сведения о существовании общины в пос. Гофнунгсталь относятся к 1909 г. Акмолинское областное правление утвердило 25 апреля Мартина Крюгера в должности духовного наставника баптистской общины.72
Количество немецких баптистов увеличивалось за счет перехода лютеран и меннонитов в баптизм. По данным Акмолинского областного статистического комитета, за период с 1906 по 1911 годы 571 лютеран отпали в баптизм.73

Таблица 1
Динамика роста переходов из лютеранства в баптизм в Омском уезде

Населенный пунктЧисло переходов в сектуВсего спец.
молитв. зданий
Из них
зарегистриров.
 1905190619071908190919101911  
с. Сосновка
Новинской волости
-----88--
с. Трубецкое
Александровской волости
305259616167330--
с. Цветнополье
Александровской волости
--912151753--
с. Азовское
Азовской волости
---10121537--
с. Гальбштадт
Николаевской станицы
-11131518268311
с. Гофнунгсталь
Николаевской станицы
-991215156011
Всего         

Известно о существовании в Томской губернии Нойдорфской общины баптистов-евангелистов с центром в с. Нойдорф. В нее входили поселки Змеиногорского уезда: Орловка, Нойдорф Успенской волости и Гановка, Александрополь, Фриденталь, Саратов Локтевской волости. Община обратилась в 1913 г. к губернатору с ходатайством о регистрации, однако получила отказ.74
С началом империалистической войны были приняты законы о ликвидации немецкого землевладения в России, во всех школах было запрещено преподавание на немецком языке и использование его в учреждениях и общественных местах. Немцев обвиняли в шпионаже, прогерманских настроениях, тень подозрения падала и на их русских единоверцев – баптистов.Совместная деятельность омских русских и немецких баптистов в условиях империалистической войны была определена как сочувствие “воинствующему германизму”.
4 апреля 1916 г. постановлением Акмолинского областного правления, на основании отношения и. о. старшины Омского Епархиального Братства, была запрещена Омская община баптистов по всему уезду. Такая же участь постигла и баптистов Петропавловска. В годы войны участились случаи избиения баптистов местным населением (например в селе Иван-город Одесской волости Омского уезда, в Павлодарском уезде).75
В донесении канцелярии Степного генерал-губернатора в МВД от 26 ноября 1916 г. говорилось: “...отношение немецких баптистов к войне и правительству далеко не патриотично, но настоящие чувства баптисты пытаются скрыть... К русскому народу баптисты относились враждебно с присущей всем немцам заносчивостью и лишь к своим единоверцам русским заметно доброжелательны. Что касается русских баптистов в уезде, то хотя их настроение в связи с переживаемыми событиями и нельзя отождествить с настроением их единоверцев-немцев, однако, с другой стороны, нельзя также видеть в этих русских вполне лояльный элемент...”.76
Таким образом, если проследить историю возникновения баптизма и родственного ему меннонитства в Сибири, то следует отметить ряд закономерностей. Число общин и их членов неуклонно росло как за счет переселения единоверцев из европейской части России, так и в результате активной миссионерской деятельности среди представителей других исповеданий. В меньшей степени эту работу проводили меннониты, по крайней мере, среди православных. По свидетельству А. Кологривова, меннониты “составляют совершенно обособленную группу, ...мало соприкасающуюся с православием”.77 Представители каждого из вероучений предпочитали селиться компактно, в одном селе, в одной волости. Примером служит Орловская волость Барнаульского уезда, которую предпочли меннониты, в Омском уезде Александровская волость была населена лютеранами. В условиях иноязычного и иноверческого окружения меннонитские религиозные общины объединяли поселки, отстоящие очень далеко друг от друга. В Александровскую общину староменнонитов входили села, расположенные в различных уездах и даже губерниях (Петропавловский и Омский уезды Акмолинской области, Тюкалинский уезд Тобольской губернии и Каинский Томской губернии).
Сходство вероучения баптистов и новоменнонитов способствовало их сближению. В июне 1927 г. на 22 съезде Сибирского союза баптистов (Омск) немецкие баптисты вошли в союз на правах немецкой секции. В настоящее время и меннониты объединены с баптистами. Борьба правительства и православной церкви с сектантством, сначала со штундизмом (русским баптизмом), затем с немецкими баптистами и меннонитами, так же способствовала их сближению. Не случайно баптисты исповедуют Христа распятого – преследования за веру на протяжении десятилетий лишь укрепляли в них христианскую идеологию очищения через страдания. Общность происхождения и взглядов баптистов и меннонитов породила и общую их судьбу. Многие из них были репрессированы в годы Советской власти, как, впрочем, пострадали и представители православного духовенства.


1 Friesen P.M. Die Alt Evangelische Mennonitische Bruеderschaft in Russland (1789–1910) im Rahmen der mennonitischen Gesamtgeschichte. –Halbstadt, Taurien, 1911; Бондарь С.Д. Секта меннонитов в России (в связи с историей немецкой колонизации на юге России). –Пг., 1916; Долотов А. Церковь и сектантство в Сибири. –Новосибирск, 1930; Rahn P. Mennoniten in der Umgebung von Omsk. – Winnipeg, 1975; Ипатов А. Н. Меннониты: Вопросы формирования и эволюции этноконфессиональной общности. –М., 1978; История евангельских христиан-баптистов в СССР. –М.: Изд. ВСЕХБ, 1989;
Крестьянинов В.Ф.
Меннониты. –М., 1967.
2Friesen P. M. Die Alt Evangelische Mennonitische... –S. 394.
3Там же. –С. 236. Некоторые советские авторы характеризовали общину из-за особенностей ее обрядовой стороны как “одну из более сумасшедших сект”, сведения о ней дополнялись нелепыми домыслами. (Рейнмарус А., Фризен А. Меннониты. Краткий очерк. –М., 1930. –С. 23) Более объективной представляется точка зрения тех исследователей, которые специально изучали историю этой общины и знали ее членов лично. П. Фризен вспоминал о Г. Петерсе как об очень интеллигентном и образованном человеке ( Friesen P . Указ. соч. –С. 236.). Подобные оценки дает и Я. Гильдебрандт ( Hildebrandt. Mennonitensiedlungen in Sibirien. –Winnipeg, 1952).
4 Friesen P. М. Указ. соч. –С. 384–385.
5Glaubensbekenntnis der Vereinigten christlichen taufgesinnten mennonitischen Brudergemeinde in Rusland. –Halbstadt, 1902. –S. 67.
6 Рождественский А. Южнорусский штундизм. –СПб., 1889. –С. 101.
7 Павлов В. Начало, развитие и настоящее положение баптизма среди русских// Баптист. –1908. –№ 11. –С. 36.
8Наши пресвитеры //Баптист. –1907. –№ 1. –C. 21.
9 ПСЗ. –Собр. II. –Т. LIV. –Отд. I. –СПб, 1881. –С. 277.
10 Законы о раскольниках и сектантах. –М., 1903. –С. 161–163.
11 ГАОО. Ф. 67. Оп. 2. Д. 2135. Л. 1, 6 об.
12 Долотов А. Указ. соч. –С. 78.
13 ПСЗ. –Т. ХХV. –СПб, 1908. –С. 257–258.
14 ПСЗ. –Т. ХХVI. –СПб, 1909. –С. 904–914.
15 Баптист. –1907. –№ 4. –С. 13–17.
16 История евангельских христиан-баптистов в СССР. –М.: Изд. ВСЕХБ,
1989. –С. 125.
17 Там же. –С. 525.
18 ЦГА РК. Ф. 64. Оп.1. Д. 957. Л. 1–3.
19 ГАОО. Ф. 67. Оп. 2. Д. 2135. Л. 17.
20 История возникновения и роста христианских общин в Омской облас-
ти. –Изд. Объединения церквей ЕХБ Омской области, 1993. –С. 6.
21 Протестантизм. Словарь атеиста. –М., 1990. –С. 152.
22 ТФ ГАТО. Ф. 580. Оп. 1. Д. 294. Л. 232.
23 Протокол Сибирского отдела русских баптистов в июле 1907 года в Омске //Баптист. –1907. –№ 4. –С. 12.
24 ЦГА РК. Ф. 369. Оп. 1. Д. 2845. Л. 10 об., 12 об., 18.
25 Баптист. –1907. –№ 4. –С. 13.
26 РГИА. Ф. 391. Оп. 6. Д. 316. Л. 362.
27 Там же. Оп. 4. Д. 235. Л. 18 об.
28 Черказьянова И. Молитвенный дом Омской общины евангельских христиан-баптистов// Памятники истории и культуры Сибири. –Омск, 1995. –С.111; ГАОО. Ф. 27. Оп. 1. Д. 11. Л. 9.
29 РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 274. Л. 132.
30 Там же. Д. 289. Л. 17-19.
31 РГИА. Ф. 391. Оп. 6. Д. 316. Л. 362.
32 ЦГА РК. Ф. 393. Оп. 1. Д. 131. Л. 1–2. Расчет в процентах сделан автором.
33 Rahn P . Указ. соч. –С. 188, 211.
34 Friesen P. M . Указ. соч. –С. 444.
35 РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 1010. Л. 222, 228.
36 История возникновения и роста... –С.4.
37 РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 1010. Л. 226 об.
38 Rahn P . Указ соч. –С. 85.
39 ТФ ГАТО. Ф. 580. Оп. 1. Д. 294. Л.239 об; Ф. 335. Оп. 606. Д. 10. Л. 32, 41, 93.
40 Там же. Д. 10. Л. 74 об.
41 Rahn P . Указ. соч. –С. 225–227. В годы коллективизации многие проповедники и зажиточные члены общины были арестованы и отправлены в ссылку. В 1928 г. там скончался Г. Петерс. Часть петерсовцев, спасаясь от преследований, переселилась в Среднюю Азию.
42 РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 1010. Л. 554.
43 Friesen P. M . Указ. соч. –С. 444–445.
44 РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 1010. Л. 133.
45 П. П. Берген приехал в Сибирь с семьей в 1906 г. из Екатеринославской губернии Хортицкого уезда, поселился в Екатериновке (совр. Москаленский район). У него было десять сыновей и две дочери. Петр Петрович оставался проповедником с 1910 по 1929 годы, пока не был арестован и сослан на 5 лет. В 1925 г. вместе с Я. Г. Винсом и своим первым помощником П. П. Фрезе представлял омские общины на Всесоюзном съезде меннонитов в Москве. Повторно был арестован в 1937 г. и по ложному обвинению расстрелян в Омске 7 августа 1937 г. Реабилитирован в 1962 г. //Архив УФСБ по Омской области. Д. П-146. Л. 5, 26, 33, 74, 101–102, 116.
46 ЦГА РК. Ф. 369. Оп. 1. Д. 2967. Л. 27.
47 Здание было построено на пожертвования членов общины и кредит частного лица (Давид Янцен дал обществу 2 тыс. рублей). К 1914 г. кредит был возвращен, здание стало собственностью общины. Официально школа в нем была открыта в 1910 г.// ГАОО. Ф. Р-318. Оп. 1. Д. 491. Л. 171; Rahn P . Указ. соч. –С. 72.
48 ТФ ГАТО. Ф. 335. Оп. 606. Д. 10. Л. 21 об.–22.
49 Там же. Ф. 152. Оп. 50. Д. 137. Л. 18.
50 История возникновения и роста... –С. 2–3.
51 РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 1010. Л. 357.
52 ЦГА РК. Ф. 393. Оп. 1. Д. 131. Л. 1–2.
53 Там же. Ф. 369. Оп. 1. Д. 3193. Л. 15об.–16.
54 РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 1010. Л. 497.
55 В 1913 г. сюда было призвано на службу 44 человека //Бондарь С. Д. Секта меннонитов... –С. 87.
56 РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 1010. Л. 414об.,417.
57 Сборник статистических сведений об экономическом положении переселенцев в Томской губернии. –Вып. 1. –Томск, 1913. –С. 169.
58 Подробнее о внутреннем строе общин см.: Бондарь С. Д. Указ. соч. –С. 171-173.
59 ГАТО. Ф. 3. Оп. 77. Д. 31. Л. 8.
60 РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 1010. Л. 284.
61 ГАТО. Ф. 3. Оп. 77. Д. 31. Л. 5.
62 Там же. Л. 2.
63 Там же. Л. 18.
64 Там же. Л. 14.
65 Там же. Л .25.
66 Там же. Л. 36.
67 Там же. Ф. 126. Оп. 2. Д. 2467. Л. 208.
68 Там же. Л. 320.
69 История возникновения и роста... –С. 4.
70 РГИА. Ф. 391. Оп. 4. Д. 235. Л. 16.
71 ЦГА РК. Ф. 369. Оп. 1. Д. 3929. Л. 4.
72 Там же. Д. 3054. Л. 18.
73 ЦГА РК. Ф, 393. Оп. 1. Д. 107. Л. 5.
74 ГАТО. Ф. 3. Оп. 77. Д. 28. Л. 1, 18.
75 РГИА. Ф. 821. Оп 10. Д. 595. Л. 3–4.
76 Там же. Л. 44 об.
77Там же. Оп. 133. Д. 289. Л. 20 об.

Санкт-Петербургский филиал института Истории науки и техники