ОПИСАНИЕ ПОСЕЛКА РОЖДЕСТВЕНСКОГО АКМОЛИНСКОГО УЕЗДА АКМОЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ. 1901 г. *

Поселившиеся на уч. Рождественском в 1895 году первыми 10 семей немцев-колонистов, уроженцев Самарской и Саратовской губерний, лет по 20-30 перед тем проживали на Кавказе, на Кубани, близ Армавира. В 1893 году из той местности отправились "в Сибирь на вольные места" две семьи таких же колонистов, позже приписавшихся в соседнем поселке Романовском. Искали они себе места, "где фрукты и виноград родятся". Из г. Омска их направили в Акмолинский уезд; решив в этом последнем устроиться, эти немцы оставили семьи на уроч. Кучеку (позже п. Канкринский), а сами отправились на Кавказ продавать свое непроданное еще имущество. Вернулись они на Кучеку с партией новых переселенцев-колонистов из 17 семей, устроившихся пока что тоже на арендованной у киргиз земле. Вместе с этой последней партией собирались было выехать и 10 семей, основавших затем данный поселок. Отстали они потому, что думали выхлопотать себе проходные свидетельства; но, узнав, что на это уйдет не менее года, эта партия поспешила на Кучеку, куда и прибыла 3 июня 1895 года. Неделю спустя через Кучеку проезжал уездный начальник; на обращенную к нему просьбу об отводе участка уездный начальник указал на два урочища по р. Нуре: Ак-сенгир (Романовское) и Кызыл-Джар (Рождественское). Партия в 10 семей выбрала последнее, хотя и на Ак-сенгир для всех места нашлось бы; от водворения совместно с партией в 17 семей они отказались, потому что те 17 - уроженцы, во-первых, Бессарабии и Херсонской губернии, и, во-вторых, в силу некоторой своей ре-лигиозной обособленности от них.
Когда первые 10 семей прибыли 14 июля на участок, он был только еще намечен; при них и обмежевывался.
Под влиянием нелепых слухов о том, что тут пособия дают до 300 рублей, и что для переселенцев здесь даже дома готовы, из Самарской и Саратовской губерний двигались сюда все новые и новые семьи немцев в одиночку. Зимой того же года в поселок прибыли с Кавказа 2 ходока, за которыми весной 1896 года приехали 10 семей.
Наконец, летом 1896 года здесь водворено было сразу около 200 душ об. п., т. е. семей до 40 немцев-колонистов, собравшихся из разных мест Самарской губернии в Омске. Все они рассчитывали устроиться в немецких поселках близ последнего, а когда это оказалось невозможным, согласились ехать в Акмолинский уезд. По какому-то странному недоразумению эту партию отправили из г. Омска на пароходе до г. Павлодара, от которого им пришлось идти поперек всей киргизской степи и са-мой глухой частью ее.
В том же 1896 году в поселок прибыла партия русских переселенцев в 60 семей (преимущественно малороссов) из Самарской и Саратовской губерний, причисленных на данный участок. После целого ряда неурядиц и драк между немцами и "хохлами" для последних был вымежеван особый надел, на который они и перешли, образовав самостоятельный поселок Преображенский.
Обособленный при этом (из общей нарезки 1895 года) для п. Рождественского участок представляет собой неправильную фигуру длиной по южной, совершенно прямой грани 10 верст, по западной, идущей к первой под прямым углом, в 6 верст и по восточной, образующей с южной гранью тупой (почти прямой) угол, около 3 верст; северная грань отделяет этот участок от уч. Преображенского несколько ломаной линией, протяженностью в 11 с лишком верст. Поверхность участка в очерченных его границах волнистая и даже местами бугристая; в восточной трети его, отсекаемой течением реки Нуры, есть несколько каменистых сопок. Западная половина - скатом на восток; по этому скату к р. Нуре проходят два лога, местами изрытые весенней водой, но в большей своей части одернованные. Скат вообще, следовательно, слабый, в крайней западной части надела едва заметен; тут именно и лучшая, по отзыву колонистов, почва: серая, с песком (местами с галькой), мощностью око-ло 1/4 арш.; структура этой почвы, несмотря на примесь песка, плотная, но пахать пласты на ней, хоть и с трудом, можно и в сухую погоду. Чем ближе к поселку, чем заметнее скат, тем почва становится краснее и хуже: целина уже не поддается обработке сухой, после дождя земля липнет к плугу, в почве встречается мелкий камешек. В западном, лучшем, углу и ковыль сколько-нибудь густой, на остальной части надела растительность низкая, редкая, чахлая (злаковая). Морковника на участке вовсе нет.
Река Нура, пересекающая участок в направлении с юга на север, весь год проточная. Образуемые ее извилистым течением и такими же извилистыми старицами как бы три больших острова представляют собой почти бугры, заливаемые только очень большой весенней водой после снежной зимы. Вода в этой реке, безусловно, пресная (не такая, как в р. Ишиме, например); не пользуются ей переселенцы потому только, что от поселка река сравнительно далеко; обе старицы с концов пересыхают, образуя тогда т. н. по-киргизски "кара-су", вода в которых настолько все-таки чиста, что в ней остается и рыба. Ни озер, ни болот в полях нигде нет. Колодцев в поселке - 20, большая часть их со срубами, в некоторых срубы только сверху. Глубина колодцев всего 3-4 арш., но воды в них, тем не менее, всегда довольно, и она "лучше даже, чем в Нуре". В поля воду берут в бочках.
Пашни расположены в юго-западной части надела (от поселка прямо к западу). В северо-западном углу в 1901 году оставался еще большой клин целинной степи. Делить землю под пашню колонисты стали с первого же посева: в 1896 г. выделено было по 1 сороковой десятине на душу; за-тем добавляли: в 1897 г. по 1/2 дес. (3200), в 1898 г. по 1 дес. сороковой и, особо, по 1 дес. каз. (в восточном углу) и в 1899 году снова по 1/2 дес. (3200). У каждого хозяина, следовательно, пашня в 6 местах. Земля расценена при этом на 5 сортов, для каждого сорта жребий кидался на десятки, а в десятках - на души. Срок первого передела был установлен 8-ми летний и для всех последующих выделов такой же (т. е. для раздела 1896 г. - срок 1904 г., для 1897 г. - 1905 и т. д.). В 1896 же году поступившая в надел мягкая земля разделена была на 256 душ по 1/4 дес. на душу; но пахали ее только три года, затем она отошла в выгон, потому что иначе и скота пасти негде было бы.
По экспликации на плане покосов в площади участка значится 373,1 десятины, иллюминованы они по тем островам, которые образуются течением и старицами реки Нуры. Один из этих "островов", и самый значительный при том (к Преображенской грани), почти лишен растительности: "сухая, желтая глина"; только в самой середине его небольшой клочок покоса. Таким же высоким и каменистым бугром является и "остров" в сторону п. Романовского. В общем, по показанию колонистов, действительно выкашиваемой площади покосов не более 100 десятин. При 250 душах средний укос на душу лугового сена определяется переселенцами в 5 копен, по переписи… в 1899, среднем, году заготовлено было 869 копен сена с надельной площади, т. е. менее 4 копен на душу. Средний укос на 3200 кв. с. с заливного покоса с мелким камышом считается 15 копен (по 8 пуд.). На лучших местах травы: мятлик, изредка пырей "вроде ржи" и изредка же даже вязиль; укос (с 3200) до 18 ко-пен. На степи и косилкой нечего взять: ковыль редкий и низкий. При дележе луговых покосов каж-дый получает в 4-х местах, хозяева соединяются при этом в "десятки" (по 25 душ), на которые и бросаются жребья. В "десятке" делят на души, но иногда случается, что косят сообща и делят готовое сено. Своего покоса у переселенцев п. Рождественского так мало, что без арендованного они и прожить не могут, в том же 1899 году на 869 копен своего покоса приходилось 1644 копны взятого с арендованной площади сена. Арендовать приходится верст за 5-8-10 и даже за 30; по Нуре платят при среднем урожае трав рублей 5; в 1900 и 1901 г.г. цена доходила до 10-15 руб. за сороковую десятину заливного и до 25 руб. за десятину в 4000 кв. с. по озерам Аганас и Шинет; с последних брали до 50 копен (4000 кв. с.). Покупают и готовое сено у киргиз копеек по 20-25 за копну (в 1900 г. - 50 коп., в 1901 г. - 50-60 копеек).
Под выгон отведена восточная часть надела; место бугристое, покрыто скудной растительностью; в дождливое лето корму все-таки довольно, в сухой год выгон выгорает очень скоро. По этому выгону пасут только рогатый скот и только до уборки хлебов и покосов, а затем скот ходит по всему наделу. Лошадей держат на общем выгоне не более 1 месяца, затем около 4 месяцев они пасутся на целинной степи в северо-западном углу надела и около 1 месяца осенью - по жнивью. Если весной корма очень плохи, то скот заходит и на киргизскую землю, киргизы этому не мешают. А если бы киргизы "строги были, то плохо было бы", говорят немцы: пришлось бы пахотную землю дальше от поселка подвинуть. Водопой на выгон верстах в 11/2 от поселка, на р. Нуре, на самой границе с землей п. Преображенского (левее покосы п. Рождественского).
Леса на участке нет вовсе, есть тальники и кустарники по берегам реки и стариц; по плану такого кустарника - 7,68 дес. Топят кизяками.
В обеспечении продовольственных запасов обществом производились засыпи по 37 1/2 фунт. на душу муж. п.; в 1900 году в общественном магазине имелось 460 пудов, причем до нормы не доставало лишь пудов 30, в 1901 году хлеба в наличности не имелось: роздан был в ссуду.
Обучение детей грамоте производилось, в год исследования, местным же крестьянином, учившимся у пастора в России; школа выстроена была обществом в 1897 году и обошлась деньгами в 50 руб., и натурой (стоимость работы по заготовке дерна для стен, пожертвованного леса и проч.) - в 100 рублей. Учащихся в 1901 году было до 90 человек (мальчиков и девочек поровну).
Весной 1901 года обществом подан был приговор, которым оно просило назначить пастора в г. Акмолы, ввиду значительного количества и в уезде (в 5 поселках), и в самом городе лютеран. Обычно пастор приезжал из г. Омска (более 500 верст) каждой весной.
Сравнивая свое положение на новом месте с тем, как им жилось на родине, колонисты находят, что для самых бедных лучше, пожалуй, в России, потому что там заработки были. Для среднего же хозяина, т. е. такого, который успел уже обзавестись необходимым рабочим скотом, здесь лучше. Пашни тут под рукой, а в России они были у этих же переселенцев за 50-70 верст. Выгона там, можно сказать, вовсе не было: пасли по парaм. Покоса и леса и на родине не было (покос был только у тех, которые над Волгой жили). В течение 1898-1900 г.г. в поселке Рождественском (и Романовском) перебывало до 100 семей непричисленных немцев из Самарской и Саратовской губерний. Большинство их разошлись из поселка потому, что приписки не было; но не мало было и таких, которым тут не понравилось. Неурожайные 1900-1901 г.г. разочаровали многих и из наличных хозяев, склонных перейти на другое какое-либо место, более обеспеченное хотя бы покосами. Многие недовольны тем, что здесь не только виноградников, не только даже садов фруктовых развести не удается, но даже огурцы - и те со всякими предосторожностями, на высоких навозных грядах и подсыпанной в лунки земле приходится сеять. Фруктовые деревья на все лады пробовали сажать: привозили семена и высаживали сеянцы, привозили и готовые дички; но все они пропадали обыкновенно. У одного хозяина в 1901 г. сохранились еще 1 яблонька и 1 вишневое деревцо, ростом аршина по 21/2, яблоня и не цвела, а вишня завязалась было, но от холодных ветров опала. Один хозяин попробовал было - высадил привезенный с Кавказа виноград, но он пропал в первую же зиму.

Материалы по переселенческому хозяйству в Степной и Тургайской областях,
собранные и разработанные экспедицией по исследованию Степных областей.
Акмолинская область. Акмолинский уезд. -Том II. -СПб., 1907. -С. 3-8


* Из описания Н.А. Васильева.