СТАТЬЯ А. ПАПКОВА* В ГАЗЕТЕ "ОБЪЕДИНЕНИЕ" "НЕМЕЦКОЕ ЦАРСТВО В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ НА РАЗВАЛИНАХ КАЗАЦКОГО ВЛАДЕНИЯ". 5. 11. 1910 г.

Слабость государственной связи наших многочисленных окраин с центральной Россией обнаружилась весьма ярко в дни так называемого освободительного движения. Такая слабость замечается также и на наших западных окраинах, и она обусловливается еще и тем обстоятельством, что в этих местностях совершается уже много лет подряд усиленное и систематическое заселение иностранцев, по преимуществу немцев, которые, в силу терпимого в Германии "двойного подданства", тяготеют всем своим бытом и стремлениями к своему прежнему отечеству, а не к России. Это тревожное для единства русского государства обстоятельство не могло, в конце концов, не обратить на себя внимания высшей правительственной власти, которая недавно издала весьма важные правила, регулирующие заселение немцами нашего юго-западного края и, в частности, Волыни.
По поводу издания этих правил можно сказать лишь одно: "лучше поздно, чем никогда" и затем задать вопрос: не происходит ли в настоящее время, при попустительстве местных властей подобное же заселение иностранцами других местностей в России и не следует ли в таком случае поспешить с изданием таких же запретительных правил для этих местностей, какие изданы для юго-западной окраины?
В нашей статье "Земельное и переселенческое дело в Сибири", напечатанной в № 15-16, от 4 сентября с. г. в газете "Объединение", мы, ссылаясь на 110 и 136 ст. действующего Степного Положения (т. II Св. Зак. изд. 1892 г.), указывали, что существующий закон весьма категорически и ясно защищает весь Степной край от вторжения и заселения иностранцев. В таком же запретительном смысле истолкованы эти законы и Правительствующим Сенатом (указ от 23 января - 23 октября 1909 г.), а между тем местные власти Степного генерал-губернаторства совершенно игнорируют эти запретительные законы и ясные сенатские к ним разъяснения. Мы сообщали, что иностранцы разных национальностей (как то: немцы, англичане, датчане и др.), являясь в край и желая в нем окончательно водвориться, совершенно спокойно покупают земельные участки в собственность, или берут их в пользование на продолжительные арендные сроки, и на этих участках воздвигают себе разного рода постройки и здания.
В самом городе Омске - этом административном и торговом центре Степного генерал-губернаторства - громадное количество иностранцев, принадлежащих к великобританскому, немецкому, австрийскому, датскому и турецкому подданству, откупили себе, вопреки закону, земельные участки и построили себе дома. Казачьи земли заселяются также иностранцами вопреки тому же закону и естественному пожеланию, чтобы эти земли вечно принадлежали казакам. Под самым г. Омском встречаются теперь поселения немецких колонистов (меннонитов), расположившихся на прежних казацких участках, и на таких же участках стараниями ловких предпринимателей воздвигается теперь рядом с Омском маленький городок, которому эти предприниматели, неизвестно с чьего дозволения, присвоили наименование "Ново-Омска".
Вслед за нашей статьей в одном из октябрьских номеров газеты "Свет" появилось письмо "видного сибирского деятеля", который в этом письме, между прочим, сообщает следующее: "в Сибири появилось целое немецкое государство, где не говорят по-русски, где русскому проезжему человеку не только не дают поесть, но даже не пускают в дома во время лютого сибирского бурана! Не впадая в преувеличение, можно сказать, что Западная Сибирь в половине своей является немецкой страной, особенно Степной край. Здесь немецкие колонии идут полосой на юг от Петропавловска и образуют целую сеть вблизи Акмолинска. Все окрестности Омска заняты немецкими колониями, а также в десятиверстной казачьей полосе, вдоль Иртыша, офицерские участки почти все скуплены немцами. В Павлодарском уезде Семипалатинской области немецкие колонии образуют две больших компактных группы, и сам Павлодар наполовину онемечен. Вся северо-западная часть Барнаульского уезда почти сплошь заселена немцами.
Началось это завоевание всего 5-6 лет тому назад, а теперь сотни тысяч десятин и притом лучшей земли перешли в немецкие руки. Немецкие колонии растут как грибы - и в этом нет ничего удивительного, так как главные должности переселенческих чиновников заняты немцами. В Акмолинской области переселением заведует фон Штейн, в Томской губернии - Шуман, в единственно годном для переселения уезде Семипалатинской области - Павлодарском - молодой, но ярый германизатор Дитрих и т. д. Из этих господ более всего старается Шуман, сумевший устроить в лучшей части Барнаульского уезда, вблизи возникающего города Славгорода, маленькое германское государство из сорока немецких сел". Отношение немецких колонистов к русским переселенцам весьма презрительное и злобное. Единственно, кого немец пустит к себе в дом, - это крестьянина баптиста. Баптистам немцы оказывают всякие одолжения и это одна из главных причин быстрого распространения этой противогосударственной секты".
Все эти сведения о германизации Западной Сибири не могут не волновать русских людей, преданных государственным интересам России, тем более что всем известно о той политической связи, которую сохраняют немецкие колонисты, переселившиеся в Россию, с Германией, и о той духовной и материальной поддержке, которую они получают от своих сородичей, действующих через свои сильные общественные организации, к каковым принадлежат: всеобщий германский союз для поддержки немцев, живущих за границей (находящийся в Берлине) и всеобщий школьный союз имени Густава-Адольфа, имеющий свое главное управление в Лейпциге.
Один из видных сибирских деятелей, положивший много труда для поднятия промышленности и торговли в Западной Сибири, снарядил на свои средства небольшую экскурсию, которая в минувшем августе успела обследовать район между г. Омском и станцией Исиль-Куль по линии железной дороги. Результатом этого обследования, между прочим, явилась помещаемая в настоящем номере нашей газеты карта, упомянутой местности. По этой карте наглядно усматривается: какое количество немецких колоний осело на исконных казачьих войсковых землях "по горькой линии", в качестве арендаторов и собственников, между захудалыми казачьими поселками!
Надо надеяться, что недавно назначенная по Высочайшему повелению сенаторская ревизия всего хозяйства и управления Западно-Сибирского казачьего войска обнаружит все злоупотребления по части отдачи казачьих земель в руки иностранцев и привлечет к законной ответственности тех чиновников - из инородцев ли или же из русских, - которые вопреки запретительным законам укрепили в массе за этими иностранцами - немцами и другими - казацкие земли в собственность или в долгосрочную аренду.Но так как захват казацкой земли в Западной Сибири немцами и другими иностранцами является фактом несомненным, то высшая правительственная власть, не ожидая окончания сенаторской ревизии, должна немедленно обратить свое внимание на это явление, крайне опасное для русского государственного единства, и поспешить с изданием таких же правил, которые только что созданы против иностранного заселения юго-западной России. Нашему высшему правительству надлежит рассматривать Сибирь как колонизационный район, предназначенный исключительно для русских переселенцев, и требовать от местных административно-полицейских и судебных властей точного соблюдения запретительных законов против вторжения туда иностранцев. Но, издавая такие правила, высшая власть не может не сознавать, что "всуе" сочинять эти законы, если в то же время будут по-прежнему назначаться на ответственные административные должности на наших окраинах инородцы-чиновники, которые, из каких-либо корыстных или личных видов, станут симпатизировать и покровительствовать своим зарубежным сородичам и противозаконно водворять их на территории русского государства во вред коренным интересам русского народа.

А. П.

РГИА.Ф. 391. Оп. 4. Д. 235. Л. 50. Подлинник.
Объединение. -1910. -№ 21-22


* А. А. Папков -