ПИСЬМО СТЕПНОГО ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА Н. А. СУХОМЛИНОВА МИНИСТРУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ А. Н. ХВОСТОВУ О ЛИКВИДАЦИИ НЕМЕЦКОГО ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ И ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ. 28. 11. 1915г.

Его Высокопревосходительству
А. Н. Хвостову

Милостивый Государь, Алексей Николаевич.
Вследствие телеграммы от 17 ноября сего года, за № 6960, имею честь сообщить Вашему Высокопревосходительству нижеследующие соображения по вопросу о распространении закона 2 февраля 1915 г. "О прекращении землевладения и землепользования австрийских, венгерских или германских выходцев в приграничных местностях" на вверенный мне Степной край.
В Акмолинской и Семипалатинской областях русские подданные из германских выходцев осели на землях Сибирского казачьего войска, на переселенческих участках и в незначительной степени на дачных и лесокультурных участках ведомства местного Управления земледелия и государственных имуществ.
Из прилагаемой при сем карты края, с нанесенными на ней знаками мест расположения земельных владений немецких выходцев, Ваше Высокопревосходительство, изволите усмотреть, что земли Сибирского казачьего войска тянутся полосой с места пересечения границ Оренбургской и Тобольской губерний и областей Тургайской и Акмолинской по направлению на север вдоль линии железной дороги к Омску и оттуда по обеим сторонам Иртыша спускаются на юг по Акмолинской области и ниже - по Семипалатинской. Кроме этих земель казаки являются собственниками значительных земельных пространств в Кокчетавском уезде и менее значительных в некоторых других уездах обеих областей.
На означенном пространстве казачьих земель немецкие выходцы владеют на правах собственности 73840,9 десятинами, расположенными на 89 участках, и на правах аренды 83034,2 десятин земли, имея из сего последнего числа на 10273,2 десятин запродажные записи. Большая часть немецких земель расположена по Омской железной дороге на участке Омск-Петропавловск и по обоим берегам р. Иртыша в тех его частях, где река эта омывает северную часть Омского уезда и г. Павлодар, а меньшая часть земель находится около города Кокчетава.
Обращаясь к вопросу о ликвидации немецких владений на землях Сибирского казачьего войска и принимая во внимание, что земельные участки немецких выходцев расположены преимущественно вдоль Омской железной дороги и по берегам указанных частей Иртыша, я нахожу, что распространение действия закона о ликвидации немецкого землевладения на Степной край в том его виде, как он вылился во 2 день февраля 1915 года, едва ли представлялось бы по местным условиям вполне соответственным ввиду важного стратегического значения Омской железной дороги и того же, хотя и в меньшей степени, значения реки Иртыша, который до сих пор является единственным прямым путем сообщения не только с г. Семипалатинском, но и с местностями, лежащими по верхнему течению названной реки вплоть до Китайской границы. Закон 2 февраля предусматривает целый ряд изъятий из установленных сим законом ограничительных правил и тем самым не может в применении своем вполне обезвредить как ныне, так и в будущем железнодорожный путь от посягательств со стороны враждебных России элементов, а также обеспечить правильное и безостановочное железнодорожное и пароходное сообщения. Но не одни эти причины государственного значения обязывают меня высказаться за необходимость расширения пределов действующего ограничительного закона
Здесь есть и другая сторона дела.
Казачье население вполне осведомлено о том, что попавший к немцам в плен казак, по большей части, принимает мученический венец смерти. Ввиду сего, ненависть казаков ко всему немецкому дошла до крайних пределов; она охватывает положительно все казачье население и сказывается во многих проявлениях казачьей жизни. Я убедился в этом и путем личных наблюдений и имею, кроме того, документальное о сем доказательство. Останавливаясь на ненависти казаков к немцам, я отнюдь не имею в виду ожидать ныне каких-либо насильственных против немецких выходцев действий - в настоящее время их не будет. Порукой мне в этом служит крепкая среди казаков дисциплина военного времени. Но с окончанием войны, когда казаки возвратятся в свои станицы, повествования этих свидетелей немецких зверств легко могут найти подготовленную почву к насильственному проявлению народного негодования. С этим возможным в будущем явлением я не могу не считаться и как главный начальник края, и как атаман Сибирского казачьего войска. Приведенные соображения заставляют меня высказаться за необходимость распространения закона о ликвидации немецкого землевладения на землях казачьего войска без каких-либо в сем отношении изъятий.
Перешедшие в собственность немецких выходцев казачьи земли были в свое время выделены, по закону 7 мая 1877 г., из общего войскового земельного фонда генералам, штаб- и обер-офицерам и классным чинам, взамен пенсии, и составляют так называемые офицерские участки. С получением данных на потомственное владение участками, многие и даже большинство владельцев из лиц казачьего сословия распродали их в частные руки, при чем лучшие участки и в лучшей местности перешли к немецким выходцам, которые этими владениями как бы облепили Омскую железную дорогу на участке Омск - Петропавловск. С другой стороны офицеры и чиновники, не получившие еще данных, а только временные свидетельства, также, хотя и вопреки закона, запродали их лицам немецкого происхождения, причем последние, являясь держателями запродажных записей, владеют пока участками на правах аренды. Принимая во внимание, что указанные земли были выделены из войскового запаса, и что в настоящее время казачий земельный фонд настолько истощился, что при образовании новых казачьих поселков установленный размер душевого надела в 30 десятин удобной земли сократился, в виду необходимости, до 20 и менее десятин, я нахожу крайне желательным, чтобы указанные участки перешли обратно в казачьи руки путем покупки их за счет войскового капитала и при содействии Крестьянского поземельного банка. По изложенным соображениям я полагал бы необходимым:
  1. распространить действие закона о ликвидации немецкого землевладения на все принадлежащие немцам-выходцам и находящиеся в их арендном пользовании земли на территории Сибирского казачьего войска без каких-либо изъятий,
  2. предоставить Сибирскому казачьему войску право преимущественной покупки этих земель по оценке Крестьянского поземельного банка на счет войскового капитала и при содействии сего банка, и
  3. срок ликвидации земель установить шестимесячный, предоставив держателям запродажных записей право иска на общем основании.
Обращаясь к вопросу о ликвидации немецкого землевладения на переселенческих участках, считаю долгом отметить, что разрешению этого вопроса я придаю столь же неотложный характер, как и ликвидации владений немцев на казачьих землях.
По последним имеющимся у меня сведениям в Акмолинской области имеется 56 поселков на областных землях емкостью в 13532 душевых доли, с площадью в 260518 десятин земли, с населением около 27000 душ. В Семипалатинской области - 12 немецких поселков емкостью в 2974 доли, с площадью в 60526 десятин.
В законе 2 февраля 1915 г. не имеется каких-либо указаний о ликвидации земель на переселенческих участках. Статья 4 закона "О прекращении землевладения и землепользования австрийских, венгерских или германских выходцев в приграничных местностях", между прочим, гласит, что действие настоящих правил не распространяется на отведенные указанным в статье 3 обществам и лицам по актам поземельного устройства надельные земли. Немцы-колонисты не получили актов поземельного устройства, но так как отведенные им участки имеют характер надельных земель, то надлежит прийти к тому заключению, что действие указанного закона на них не распространяется.
В письме на имя предместника Вашего Высокопревосходительства, от 11 сентября 1915 г., за № 5923, я с возможной полнотой описал отношение немцев-колонистов ко всему русскому и их, вплоть до глумления, возмутительное отношение к представителям правительственной власти.
Если в свое время заселение Степного края немецкими выходцами имело целью влить в мало окрепшее в культурном отношении русское население чужеземный элемент более высокой культуры, то в настоящее время не настоит необходимости доказывать насколько эта политика колонизации края была ошибочной. Не говоря уже о том, что немцы-колонисты ни в какой мере не оправдали возлагавшихся на них надежд приспособить русское население к более усовершенствованным способам ведения сельского хозяйства, я не могу не высказать вновь своего опасения по поводу дальнейшего оставления их в Степном крае. В способности их пойти во всякое время на предательские действия меня все более и более убеждают их ненавистническое отношение ко всему русскому, с одной стороны, и, с другой, их национальный сепаратизм, тяготение к родине, обособленность и, наконец, широкая организация шпионажа в Германии, которая, несомненно, сумеет, если не сумела уже, проложить себе путь к немецким селениям Степного края. Я признаю ликвидацию немецкого землевладения крайне необходимой и считаю, что эта мера должна быть проведена, не взирая ни на произведенные громадные затраты и труды переселенческой организации по устройству немцев-колонистов, ни, тем менее, на неизбежные при применении всякого ограничительного закона жертвы.
Указанные доводы побуждают меня обратиться Вашему Высокопревосходительству с просьбой, не признаете ли Вы соответственным возбудить законодательное предположение о распространении закона о ликвидации немецкого землевладения и на немцев-колонистов, водворенных на переселенческих участках. Мера эта не только разделила бы ряд этих поселенцев, но дала бы возможность поселить на места выбывших колонистов русских переселенцев, что в виду замкнутости немецких селений представлялось бы вполне своевременным. В случае, если Ваше Высокопревосходительство изволите разделить высказанный мною по этому вопросу взгляд, то самая ликвидация немецких земель могла бы быть произведена путем вознаграждения отдельных лиц применительно к признакам циркуляра бывшего Главного управления землеустройства и земледелия, ныне Министерства земледелия, от 6 июня 1914 г., за № 22, об отчуждении под железнодорожное строительство земель, состоящих в пользовании крестьянского и инородческого населения Азиатской России.
Что касается, наконец, землепользования немецких выходцев на дачных и лесокультурных участках местного Управления земледелия и государственных имуществ, то это землепользование, вследствие маломерности и незначительности самих владений, не может, конечно, иметь сколько-нибудь решающего в настоящем деле значения, но, если иметь в виду, что дачные участки расположены около самой станции Исиль-Куль Омской железной дороги и сданы Управлением в арендное содержание на 48 лет, то нельзя не признать, что это обстоятельство должно быть также принято во внимание при рассмотрении вопроса о включении Степного края в ликвидационную полосу.
За всем тем, позволяю себе довести до сведения Вашего Высокопревосходительства, что немецкое землевладение в соседних с вверенным мне краем Томской и Тобольской губерниях тяготеют почти исключительно к железнодорожному пути и р. Иртышу, а самый город Омск, лежащий при самой границе Тюкалинского уезда Тобольской губернии, охвачен плотным кольцом земель немецких выходцев.
По вопросу о ликвидации немецких земель на территории Сибирского казачьего войска я, одновременно с сим, вхожу также с представлением к Военному министру.
Прошу Ваше Высокопревосходительство принять уверение в отличном моем уважении и совершенной преданности. Подписал покорный слуга Сухомлинов.

Ноября 28 дня 1915 г. № 7558 г. Омск
С подлинным верно: Младший делопроизводитель канцелярии
Степного генерал-губернатора Мих. Комаров.
С копией верно: Зав. делопроизводством землеотводного отдела
(подпись неразборчива)

РГИА. Ф. 391. Оп. 6. Д. 316. Л. 358 - 360 об. Копия с копии..